Фурсов Анатолий: финансирование судебных разбирательств в России
Отложенное финансирование судебного процесса – явление, весьма распространенное в развитом западном обществе. В России же компаний, предоставляющих подобную услугу, буквально по пальцам пересчитать. И зачастую граждане, желающие отстоять свои права, в суд не идут просто потому, что не располагают достаточными денежными ресурсами на такое затратное мероприятие. При этом они даже не подозревают о том, что и в нашей стране можно привлечь к своему процессу судебные инвестиции - то есть получить средства со стороны, не попадая в кредитную кабалу. О том, как это можно осуществить, и на каких условиях, нам сегодня рассказывает Анатолий Фурсов, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» и соучредитель юридического партнерства Galax, которое как раз специализируется на финансировании судебных разбирательств.

В первую очередь юрист Анатолий Фурсов подчеркивает, что отложенное финансирование процесса – настоящий спасательный круг для тех людей, кто имеет основания для судебного иска, располагает доказательной базой, готов отстаивать свою правоту и/или свое честное имя в суде, но не имеет средств, чтобы начать судебную тяжбу. Именно для таких категорий граждан идеально подходит вариант судебных инвестиций. Это – передовое слово в российской юридической практике, но совсем не новинка для таких стран, как Великобритания, Австралия и США.

— Как давно судебные инвестиции практикуются в цивилизованном мире?
— Практика TPF (third party funding), то есть внешнего финансирования судебных споров, была узаконена в Великобритании еще в 1967 году, в Австралии и США - в 90-х годах XX века. И именно Соединенные Штаты Америки наглядно доказали всему миру, что эта модель более чем жизнеспособна: еще в 2017 году объем судебных инвестиций оценивался здесь порядка $3 млрд. В США функционирует пять крупных платформ, которые помогают истцу найти своего потенциального инвестора, причем модель взаимодействия может быть самой разнообразной – от привлечения стороннего спонсора юристами, ведущими дело, до модного краудфандинга (истец с помощью специализированного сервиса сам собирает средства на судебный процесс). Конечно же, наиболее удобный для клиента вариант - это когда ресурсы для покрытия судебных издержек предоставляет непосредственно юридическая фирма, взявшаяся за дело. В таком случае все происходит более оперативно, и адвокаты не должны согласовывать свои действия с инвестором. Но даже в Америке такую услугу можно получить не так уж часто, ведь юристы – тоже люди, и предпочитают не рисковать собственными деньгами.

— Можете перечислить какие-то громкие дела, выигранные именно благодаря судебным инвестициям?
— Их немало, напомню лишь о самых нашумевших. Во-первых, это иск ликвидаторов последствий теракта 11 сентября 2001 года к городу Нью-Йорк. Тогда спасателям, пожарным, полицейским и волонтерам в количестве около 10 000 человек городские власти не выдали средства защиты, в результате чего был причинен вред здоровью большого числа людей. Пострадавшие подали в суд, им удалось привлечь к своему процессу инвестиции в размере $35 млн. Итог: ликвидаторы получили компенсацию на общую сумму в размере $712,5 млн., инвестор также не остался внакладе, а мэр Нью-Йорка публично признал такой исход дела «справедливым урегулированием сложной ситуации». Второй случай на слуху у россиян: это знаменитое дело «ЮКОСа», испанские инвесторы которого выиграли спор с Россией по активам опальной нефтяной компании в Стокгольмском арбитраже. Несмотря на всю сложность процесса (не стоит забывать, кто выступал в качестве ответчика), выигрыш с лихвой покрыл все судебные издержки. А третья история близка тем, кто интересуется светскими сплетнями – знаменитый актер и рестлер Халк Хоган в 2016 году в прямом смысле разорил скандальный таблоид, опубликовавший его хоум видео. Причем процесс состоялся лишь благодаря финансированию одного влиятельного миллиардера из Кремниевой долины, а в результате Хоган «нокаутировал» таблоид на $140 млн. Впечатляюще, не правда ли?

— Очень. Но реально ли среднестатистическому россиянину получить подобную помощь? Ведь речь заведомо идет не о сказочных миллионах долларов.
— Разумеется, реально. И, разумеется, профессионалы своего дела не ориентируются лишь на заоблачные «ценники». В России, как уже было озвучено, рынок судебных инвестиции сейчас лишь в начале пути, но уже выявилось ключевые игроки, которые в состоянии профинансировать тех, кто не имеет денег на судебный процесс. А денег может понадобиться много – от отплаты госпошлины, экспертиз, поиска свидетелей до гонорара высококлассному адвокату - ведь с другим, как показывает практика, и связываться не стоит. Итак, о ключевых фигурах на этом направлении: их всего три - Platforma, Sudinvest и Galax. Первые две компании привлекают инвесторов со стороны, размещая информацию о новом деле на своих сайтах. Эта же модель финансирования процесса, как самая необременительная для поставщика юридических услуг, наиболее распространена и за границей.  Galax же известен тем, что аккумулирует в своей работе сразу две важнейших составляющих успеха – собственные свободные средства и собственный штат юристов и адвокатов федерального уровня. То есть наше юридическое партнерство само напрямую финансирует судебный процесс, а потому кровно заинтересовано в благоприятном исходе дела. И, соответственно, мы привлекаем к работе лишь лучших из лучших специалистов требуемого профиля.

— Требуемого профиля? То есть дела бывают разные, не только, к примеру, о наследстве?
— Ну разумеется. В отложенном финансировании нуждаются и частные, и юридические лица, причем в самых разнообразных ситуациях: речь может идти не только о судебных процессах, но и о досудебном урегулировании споров (медиации), защите имущества, кредитно-денежных спорах и др. Специалисты Galax берутся и за земельные, и за семейные дела, а также ведут дела о банкротстве. Рассматривают и разнообразные неимущественные споры – например, о затащите чести, достоинства, деловой репутации, споры в сфере предпринимательского права и т.д. Все это объединяется одним общим показателем: если в обычную юридическую фирму обращаются клиенты, и сразу начинают платить за услуги, то в нашу компанию обращаются - и не платят. То есть они заплатят потом, и только в случае выигрыша дела, и только из тех средств, которые удастся получить. О том, насколько такая форма взаимодействия востребована, говорит непредвзятая статистика - 90% людей приходят в Galax по рекомендации бывших клиентов. Юридическое партнерство работает лишь два года, но уже имеет очень прочную репутацию и стабильную динамику развития, с каждым месяцем портфель заказов увеличивается. В месяц обрабатывается до 100 заявок от потенциальных клиентов, и около 85% проведенных нашими специалистами дел увенчались успехом.

— Это впечатляет. В чем секрет такого успеха?
— Секрет лишь один: в грамотном анализе предлагаемого дела, и в доскональном расчете юридических перспектив. Поэтому инвесторам, действительно, приходится отказывать многим желающим - специалисты Galax берутся за дело лишь в 10% случаев, по факту подписывается всего 2-5 новых соглашений в месяц. И это более чем оправданно, ведь мы рискуем собственными деньгами. В случае проигрыша клиент не заплатит ничего, а юридическая компания может потерять от 300 тыс. до 1 млн. руб. Именно столько, в зависимости от сложности процесса, обычно уходит на подготовку к судебному разбирательству. Так что нам, как судебным инвесторам, волей-неволей, приходится отказываться от исков, в исходе которых нет высокой уверенности. Так же юридическое партнерство не видит необходимости в том, чтобы работать за заведомо низкий гонорар - средний чек должен составлять около 3 млн. руб., только тогда это экономически оправданно. Все же судебное инвестирование – это не чистой воды благотворительность, а еще и обычный юридический бизнес, который обязан приносить доход. По той же причине Galax пока что работает лишь с Москвой и Московской областью, хотя запросов из регионов поступает предостаточно. Целесообразно ли расширение направлений работы – покажут итоги 2020 года.И все же - какова цена вопроса для клиента, или это закрытая информация?- Отчего же? Эта информация в открытом доступе: при ведении процесса по схеме отложенного финансирования процесса оговаривается сумма гонорара в 50% процентов от выигранной. Допустим, вам задолжали 6 млн. руб. Должник категорически отказывается платить, а собственных денег, чтобы инициировать судебный процесс, у вас нет. Вы можете обратиться в Galax, подписать соглашение, и получить судебное финансирование, а также всестороннюю юридическую поддержку. Когда долг будет взыскан, вы получите 3 млн., и столько же уйдет на оплату услуг наших специалистов. Вам кажется, что это много? Не забывайте, что без этой возможности вы не получили бы ровным счетом ничего. А если дело не увенчается успехом (ведь наша судебная система весьма непредсказуема, и способна на неприятные сюрпризы, как бы идеально не сработали ваши защитники), то вы не понесете никаких расходов. За все заплатит Galax. Но такой исход все же маловероятен: взыскание долгов – «конек» нашего юридического партнерства. Кстати, не так давно Galax помог взыскать долг с одного крупного ритейла с громким именем в пользу небольшого поставщика, который никак не мог добиться оплаты поставленных товаров. Перед законом все едины, и это еще раз блестяще доказали специалисты Galax.

В завершение Анатолий Фурсов рассказал о том, что по прогнозам аналитиков, такая форма взаимодействия с клиентом, как отложенное финансирование судебного процесса, в России будет только набирать обороты: «Не утверждаю, что рынок судебных инвестиций в нашей стране достигнет столь же значительных объемов, как в США, но эта услуга явно приобретает все большую востребованность и популярность. За два года свой деятельности Galax, например, провел два значительных процесса, в первом случае получив в качестве гонорара более €500 000 евро, а во втором - 33 млн. руб. И все же ставка делается именно на обычного потребителя со средним чеком, ведь квалифицированная юридическая помощь должна быть доступна каждому. Это – верная примета цивилизованного общества. Пока мы справляемся с финансированием процессов собственными ресурсами, но вполне возможно, что в следующем году нам уже понадобится привлечение сторонних инвесторов. Ведь поток заявок стремительно растет, и жизнь требует выхода на новый качественный виток».

Бизнес


Фурсов Анатолий: финансирование судебных разбирательств в России

Лого NewsRussia.Today
Отложенное финансирование судебного процесса – явление, весьма распространенное в развитом западном обществе. В России же компаний, предоставляющих подобную услугу, буквально по пальцам пересчитать. И зачастую граждане, желающие отстоять свои права, в суд не идут просто потому, что не располагают достаточными денежными ресурсами на такое затратное мероприятие. При этом они даже не подозревают о том, что и в нашей стране можно привлечь к своему процессу судебные инвестиции - то есть получить средства со стороны, не попадая в кредитную кабалу. О том, как это можно осуществить, и на каких условиях, нам сегодня рассказывает Анатолий Фурсов, управляющий партнер Московской коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» и соучредитель юридического партнерства Galax, которое как раз специализируется на финансировании судебных разбирательств.

В первую очередь юрист Анатолий Фурсов подчеркивает, что отложенное финансирование процесса – настоящий спасательный круг для тех людей, кто имеет основания для судебного иска, располагает доказательной базой, готов отстаивать свою правоту и/или свое честное имя в суде, но не имеет средств, чтобы начать судебную тяжбу. Именно для таких категорий граждан идеально подходит вариант судебных инвестиций. Это – передовое слово в российской юридической практике, но совсем не новинка для таких стран, как Великобритания, Австралия и США.

— Как давно судебные инвестиции практикуются в цивилизованном мире?
— Практика TPF (third party funding), то есть внешнего финансирования судебных споров, была узаконена в Великобритании еще в 1967 году, в Австралии и США - в 90-х годах XX века. И именно Соединенные Штаты Америки наглядно доказали всему миру, что эта модель более чем жизнеспособна: еще в 2017 году объем судебных инвестиций оценивался здесь порядка $3 млрд. В США функционирует пять крупных платформ, которые помогают истцу найти своего потенциального инвестора, причем модель взаимодействия может быть самой разнообразной – от привлечения стороннего спонсора юристами, ведущими дело, до модного краудфандинга (истец с помощью специализированного сервиса сам собирает средства на судебный процесс). Конечно же, наиболее удобный для клиента вариант - это когда ресурсы для покрытия судебных издержек предоставляет непосредственно юридическая фирма, взявшаяся за дело. В таком случае все происходит более оперативно, и адвокаты не должны согласовывать свои действия с инвестором. Но даже в Америке такую услугу можно получить не так уж часто, ведь юристы – тоже люди, и предпочитают не рисковать собственными деньгами.

— Можете перечислить какие-то громкие дела, выигранные именно благодаря судебным инвестициям?
— Их немало, напомню лишь о самых нашумевших. Во-первых, это иск ликвидаторов последствий теракта 11 сентября 2001 года к городу Нью-Йорк. Тогда спасателям, пожарным, полицейским и волонтерам в количестве около 10 000 человек городские власти не выдали средства защиты, в результате чего был причинен вред здоровью большого числа людей. Пострадавшие подали в суд, им удалось привлечь к своему процессу инвестиции в размере $35 млн. Итог: ликвидаторы получили компенсацию на общую сумму в размере $712,5 млн., инвестор также не остался внакладе, а мэр Нью-Йорка публично признал такой исход дела «справедливым урегулированием сложной ситуации». Второй случай на слуху у россиян: это знаменитое дело «ЮКОСа», испанские инвесторы которого выиграли спор с Россией по активам опальной нефтяной компании в Стокгольмском арбитраже. Несмотря на всю сложность процесса (не стоит забывать, кто выступал в качестве ответчика), выигрыш с лихвой покрыл все судебные издержки. А третья история близка тем, кто интересуется светскими сплетнями – знаменитый актер и рестлер Халк Хоган в 2016 году в прямом смысле разорил скандальный таблоид, опубликовавший его хоум видео. Причем процесс состоялся лишь благодаря финансированию одного влиятельного миллиардера из Кремниевой долины, а в результате Хоган «нокаутировал» таблоид на $140 млн. Впечатляюще, не правда ли?

— Очень. Но реально ли среднестатистическому россиянину получить подобную помощь? Ведь речь заведомо идет не о сказочных миллионах долларов.
— Разумеется, реально. И, разумеется, профессионалы своего дела не ориентируются лишь на заоблачные «ценники». В России, как уже было озвучено, рынок судебных инвестиции сейчас лишь в начале пути, но уже выявилось ключевые игроки, которые в состоянии профинансировать тех, кто не имеет денег на судебный процесс. А денег может понадобиться много – от отплаты госпошлины, экспертиз, поиска свидетелей до гонорара высококлассному адвокату - ведь с другим, как показывает практика, и связываться не стоит. Итак, о ключевых фигурах на этом направлении: их всего три - Platforma, Sudinvest и Galax. Первые две компании привлекают инвесторов со стороны, размещая информацию о новом деле на своих сайтах. Эта же модель финансирования процесса, как самая необременительная для поставщика юридических услуг, наиболее распространена и за границей.  Galax же известен тем, что аккумулирует в своей работе сразу две важнейших составляющих успеха – собственные свободные средства и собственный штат юристов и адвокатов федерального уровня. То есть наше юридическое партнерство само напрямую финансирует судебный процесс, а потому кровно заинтересовано в благоприятном исходе дела. И, соответственно, мы привлекаем к работе лишь лучших из лучших специалистов требуемого профиля.

— Требуемого профиля? То есть дела бывают разные, не только, к примеру, о наследстве?
— Ну разумеется. В отложенном финансировании нуждаются и частные, и юридические лица, причем в самых разнообразных ситуациях: речь может идти не только о судебных процессах, но и о досудебном урегулировании споров (медиации), защите имущества, кредитно-денежных спорах и др. Специалисты Galax берутся и за земельные, и за семейные дела, а также ведут дела о банкротстве. Рассматривают и разнообразные неимущественные споры – например, о затащите чести, достоинства, деловой репутации, споры в сфере предпринимательского права и т.д. Все это объединяется одним общим показателем: если в обычную юридическую фирму обращаются клиенты, и сразу начинают платить за услуги, то в нашу компанию обращаются - и не платят. То есть они заплатят потом, и только в случае выигрыша дела, и только из тех средств, которые удастся получить. О том, насколько такая форма взаимодействия востребована, говорит непредвзятая статистика - 90% людей приходят в Galax по рекомендации бывших клиентов. Юридическое партнерство работает лишь два года, но уже имеет очень прочную репутацию и стабильную динамику развития, с каждым месяцем портфель заказов увеличивается. В месяц обрабатывается до 100 заявок от потенциальных клиентов, и около 85% проведенных нашими специалистами дел увенчались успехом.

— Это впечатляет. В чем секрет такого успеха?
— Секрет лишь один: в грамотном анализе предлагаемого дела, и в доскональном расчете юридических перспектив. Поэтому инвесторам, действительно, приходится отказывать многим желающим - специалисты Galax берутся за дело лишь в 10% случаев, по факту подписывается всего 2-5 новых соглашений в месяц. И это более чем оправданно, ведь мы рискуем собственными деньгами. В случае проигрыша клиент не заплатит ничего, а юридическая компания может потерять от 300 тыс. до 1 млн. руб. Именно столько, в зависимости от сложности процесса, обычно уходит на подготовку к судебному разбирательству. Так что нам, как судебным инвесторам, волей-неволей, приходится отказываться от исков, в исходе которых нет высокой уверенности. Так же юридическое партнерство не видит необходимости в том, чтобы работать за заведомо низкий гонорар - средний чек должен составлять около 3 млн. руб., только тогда это экономически оправданно. Все же судебное инвестирование – это не чистой воды благотворительность, а еще и обычный юридический бизнес, который обязан приносить доход. По той же причине Galax пока что работает лишь с Москвой и Московской областью, хотя запросов из регионов поступает предостаточно. Целесообразно ли расширение направлений работы – покажут итоги 2020 года.И все же - какова цена вопроса для клиента, или это закрытая информация?- Отчего же? Эта информация в открытом доступе: при ведении процесса по схеме отложенного финансирования процесса оговаривается сумма гонорара в 50% процентов от выигранной. Допустим, вам задолжали 6 млн. руб. Должник категорически отказывается платить, а собственных денег, чтобы инициировать судебный процесс, у вас нет. Вы можете обратиться в Galax, подписать соглашение, и получить судебное финансирование, а также всестороннюю юридическую поддержку. Когда долг будет взыскан, вы получите 3 млн., и столько же уйдет на оплату услуг наших специалистов. Вам кажется, что это много? Не забывайте, что без этой возможности вы не получили бы ровным счетом ничего. А если дело не увенчается успехом (ведь наша судебная система весьма непредсказуема, и способна на неприятные сюрпризы, как бы идеально не сработали ваши защитники), то вы не понесете никаких расходов. За все заплатит Galax. Но такой исход все же маловероятен: взыскание долгов – «конек» нашего юридического партнерства. Кстати, не так давно Galax помог взыскать долг с одного крупного ритейла с громким именем в пользу небольшого поставщика, который никак не мог добиться оплаты поставленных товаров. Перед законом все едины, и это еще раз блестяще доказали специалисты Galax.

В завершение Анатолий Фурсов рассказал о том, что по прогнозам аналитиков, такая форма взаимодействия с клиентом, как отложенное финансирование судебного процесса, в России будет только набирать обороты: «Не утверждаю, что рынок судебных инвестиций в нашей стране достигнет столь же значительных объемов, как в США, но эта услуга явно приобретает все большую востребованность и популярность. За два года свой деятельности Galax, например, провел два значительных процесса, в первом случае получив в качестве гонорара более €500 000 евро, а во втором - 33 млн. руб. И все же ставка делается именно на обычного потребителя со средним чеком, ведь квалифицированная юридическая помощь должна быть доступна каждому. Это – верная примета цивилизованного общества. Пока мы справляемся с финансированием процессов собственными ресурсами, но вполне возможно, что в следующем году нам уже понадобится привлечение сторонних инвесторов. Ведь поток заявок стремительно растет, и жизнь требует выхода на новый качественный виток».


» » Фурсов Анатолий: финансирование судебных разбирательств в России


Новости партнеров


Загрузка...

Читайте также


Что пишут в @блогах


Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии