Взгляд в свое будущее: перспективы туманны

Мне скоро будет сорок. Сорок лет – еще не так давно это был средний срок продолжительности жизни, правда, с учетом гигантской детской смертности, отсутствия доступной медицины, разгула войн, эпидемий и много другого…

Сорок – это тот момент, когда уже можно задумываться о пенсии. Военным, пожарникам и психиатрам – так даже нужно, у них, равно как и у некоторых других, пенсия наступает существенно раньше, чем у простых смертных.

И вот на том месте, когда я начинаю задумываться про пенсию, я вдруг натыкаюсь на некий клубок противоречащих друг другу вещей. Во-первых, это демографическая яма девяностых, когда рожать было просто страшно. По сравнению с 80-ми или нулевыми вливание новых работников минимально, а значит нужно, чтобы оставались работать пенсионеры.

Во-вторых, это интенсификация труда. Мой хороший друг, по молодости программировавший на 1С, как-то раз за несколько дней написал кусок кода, позволивший уволить в крупной мелкооптовой компании полтора десятка бухгалтеров, занимавшихся какой-то довольно простой, но требующей большого внимания к мелочам работой.

Другой мой друг работает бригадиром на мини-заводе, где стоят несколько станков с ЧПУ, и его бригада производит столько же продукции, сколько лет двадцать назад производил большой завод с полутора сотнями рабочих. При этом друг и его бригада не требуют дополнительно к себе штат из инженеров, руководителей, секретаря и так далее – насколько я знаю, все конструкторские функции, бухгалтерские, юридические и многое другое они вообще отдали на оутсорсинг.

Это все – интенсификация. Нет смысла платить своему юристу пятьдесят тысяч и иногда посылать его за свой счет на курсы, если можно платить двадцать тысяч компании, которая будет вести все договора и отвечать на вопросы – во всяком случае, для маленькой компании, в которой шансы нарваться на длительные и тяжелые судебные тяжбы минимален.

Есть смысл уменьшать издержки – и разумный капитализм ведет к этому. В итоге с одной стороны работоспособных людей становится меньше, с другой – интенсификация позволяет сгладить это, а с третьей к нам идет постоянный поток активных, работоспособных людей как из ближнего зарубежья – из Казахстана, Украины, Таджикистана, Армении, Белоруссии – так и из дальнего: Китая, Сирии, некоторых других стран.

А еще ведь есть и другой фактор: наше государство внезапно тратит наши пенсионные деньги на наших родителей, пенсионеров, чей основной стаж пришелся на Советский Союз и лихие 90-е.

И вот здесь моя мысль приходит к панической нотке: не важно, как идет интенсификация или насколько глубокой была демографическая яма в 90-е. Если у государства кончатся деньги на наши пенсии, они поднимут пенсионный возраст. Не сегодня и не завтра, и точно не перед выборами, но как раз к моменту выхода на пенсию нашего поколения.

Кстати, в Казахстане, например, давно уже подняли. Все повозмущались и перестали. А мой отец, к примеру, шахтер, который должен был выйти на пенсию в пятьдесят пять, в итоге вышел в шестьдесят три, отработав дополнительные восемь лет. И то – не вышел, а продолжил работать, но это другая история.

И вот здесь очень важно понять: надо рассчитывать на себя. Пенсия – это не рай, в который попадают все. Пенсия – это новая перспектива. Нужно постараться получить дополнительные источники дохода. Нужно жить, не надеясь на государство, а точно зная, что ты получишь, если вдруг никто и ничего не даст.

А самый лучший вариант – это как у моего отца. Чтобы не нужны были дополнительные доходы, работа должна быть в удовольствие даже когда ты имеешь полное право лежать на диване с газетой. Чтобы будучи уже пенсионером, ты шел на работу, а коллеги внутренне желали тебе долгих лет жизни, потому что ты незаменим – или незаменима.

А если работа не в радость, денег мало, и перспектив вдали не наблюдается, и при этом возраст уже не юношеский – пора задуматься о том, чтобы что-то поменять.

Или хотя бы полюбить имеющееся, если изменить его на нечто лучшее не получится.

Источник фото: grozny-inform.ru

@блог


Взгляд в свое будущее: перспективы туманны

Мне скоро будет сорок. Сорок лет – еще не так давно это был средний срок продолжительности жизни, правда, с учетом гигантской детской смертности, отсутствия доступной медицины, разгула войн, эпидемий и много другого…

Сорок – это тот момент, когда уже можно задумываться о пенсии. Военным, пожарникам и психиатрам – так даже нужно, у них, равно как и у некоторых других, пенсия наступает существенно раньше, чем у простых смертных.

И вот на том месте, когда я начинаю задумываться про пенсию, я вдруг натыкаюсь на некий клубок противоречащих друг другу вещей. Во-первых, это демографическая яма девяностых, когда рожать было просто страшно. По сравнению с 80-ми или нулевыми вливание новых работников минимально, а значит нужно, чтобы оставались работать пенсионеры.

Во-вторых, это интенсификация труда. Мой хороший друг, по молодости программировавший на 1С, как-то раз за несколько дней написал кусок кода, позволивший уволить в крупной мелкооптовой компании полтора десятка бухгалтеров, занимавшихся какой-то довольно простой, но требующей большого внимания к мелочам работой.

Другой мой друг работает бригадиром на мини-заводе, где стоят несколько станков с ЧПУ, и его бригада производит столько же продукции, сколько лет двадцать назад производил большой завод с полутора сотнями рабочих. При этом друг и его бригада не требуют дополнительно к себе штат из инженеров, руководителей, секретаря и так далее – насколько я знаю, все конструкторские функции, бухгалтерские, юридические и многое другое они вообще отдали на оутсорсинг.

Это все – интенсификация. Нет смысла платить своему юристу пятьдесят тысяч и иногда посылать его за свой счет на курсы, если можно платить двадцать тысяч компании, которая будет вести все договора и отвечать на вопросы – во всяком случае, для маленькой компании, в которой шансы нарваться на длительные и тяжелые судебные тяжбы минимален.

Есть смысл уменьшать издержки – и разумный капитализм ведет к этому. В итоге с одной стороны работоспособных людей становится меньше, с другой – интенсификация позволяет сгладить это, а с третьей к нам идет постоянный поток активных, работоспособных людей как из ближнего зарубежья – из Казахстана, Украины, Таджикистана, Армении, Белоруссии – так и из дальнего: Китая, Сирии, некоторых других стран.

А еще ведь есть и другой фактор: наше государство внезапно тратит наши пенсионные деньги на наших родителей, пенсионеров, чей основной стаж пришелся на Советский Союз и лихие 90-е.

И вот здесь моя мысль приходит к панической нотке: не важно, как идет интенсификация или насколько глубокой была демографическая яма в 90-е. Если у государства кончатся деньги на наши пенсии, они поднимут пенсионный возраст. Не сегодня и не завтра, и точно не перед выборами, но как раз к моменту выхода на пенсию нашего поколения.

Кстати, в Казахстане, например, давно уже подняли. Все повозмущались и перестали. А мой отец, к примеру, шахтер, который должен был выйти на пенсию в пятьдесят пять, в итоге вышел в шестьдесят три, отработав дополнительные восемь лет. И то – не вышел, а продолжил работать, но это другая история.

И вот здесь очень важно понять: надо рассчитывать на себя. Пенсия – это не рай, в который попадают все. Пенсия – это новая перспектива. Нужно постараться получить дополнительные источники дохода. Нужно жить, не надеясь на государство, а точно зная, что ты получишь, если вдруг никто и ничего не даст.

А самый лучший вариант – это как у моего отца. Чтобы не нужны были дополнительные доходы, работа должна быть в удовольствие даже когда ты имеешь полное право лежать на диване с газетой. Чтобы будучи уже пенсионером, ты шел на работу, а коллеги внутренне желали тебе долгих лет жизни, потому что ты незаменим – или незаменима.

А если работа не в радость, денег мало, и перспектив вдали не наблюдается, и при этом возраст уже не юношеский – пора задуматься о том, чтобы что-то поменять.

Или хотя бы полюбить имеющееся, если изменить его на нечто лучшее не получится.


Автор: Сафин Эльдар

Об авторе:

Родился при Брежневе, рос при Горбачеве, потом неожиданно закончил школу и институт при Назарбаеве, сменил несколько факторов и пошел работать при Ельцине, который почти сразу поменялся на Путина. В какой-то момент мигнул Медведев, но я полагаю, это была техническая неполадка.

Работал в разное время сторожем и разнорабочим, писал сценарии для корпоративов и розыгрышей, штукатурил фасады Петербурга будучи промальпом, создавал шоу для гигантского плавучего фонтана, некогда располагавшегося между Петропавловкой, Эрмитажем и стрелкой Васильевского острова. Последние лет семь или восемь работаю руководителем проектов в различных областях (в данный момент информатизирую психиатрические больницы Петербурга).

Напечатал в ведущих российских издательствах несколько книг, в том числе – авторский сборник рассказов. Выиграл несколько литературных конкурсов, множество раз был номинантом и призером.


» » Взгляд в свое будущее: перспективы туманны

Комментарии


Новости партнеров


Загрузка...

Читайте также


Что еще пишут в @блогах


Ищу человека

21 июля 2017 года произошло знаковое событие для юридической системы...

Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии

Гороскоп на неделю

Видео

Мнения

День в истории

Последнее в @блогах