Маленьких ролей не бывает

Блокбастер MARVEL «Мстители: Война бесконечности» в свое время прекрасно прошел по экранам мира. Когда его недавно показали по телевизору, эффект получился вполне ожидаемый: благодарные зрители буквально не отходили от экранов. Ну а когда всем в гости домой пожаловала новая версия фильма «Джуманджи», стало понятно: пришло время побеседовать с участницей всех этих картин Карен Гиллан. Наш обозреватель получил возможность задать актрисе несколько вопросов.


- У вас было яркое детство. Можете ли вспомнить: какое событие из него произвело на вас особенное впечатление?

- Я хорошо помню, когда в первый раз увидела пианино. Мне было тогда лет семь, и прежде всего я подумала: какой красивый и необычный это инструмент. Но когда я училась играть на нем, о красоте я уже не думала. Было довольно сложно, но когда я научилась и стала мало-мальски прилично играть, полюбила пианино всей душой. Больше всего мне нравилось подбирать какие-нибудь известные мелодии, например, из диснеевских мультфильмов. В детстве я воспринимала всё это как маленькое чудо. Но и сейчас я люблю играть на пианино – для души.


- Когда вы поняли, что хотите стать актрисой?

- Сколько себя помню, обожала наряжаться и «выступать» перед зеркалом, что-то декламировать, петь. Впрочем, многие девочки не прочь заниматься этим «делом». Скорее всего, именно родители оказали на меня наибольшее влияние. Они с самого начала всерьез относились к этому моему увлечению. Быть может, они уже тогда почувствовали, что это у меня по-настоящему. Я любила пересказывать им фильмы и спектакли, которые видела, и это производило на родителей впечатление. Теперь я понимаю: они поощряли эти мои «выступления» потому, что в детстве я была достаточно стеснительной, и только они были моими основными зрителями. Родители всячески поддерживали мое робкое желание участвовать в любительских спектаклях, а потом – учиться актерскому мастерству.


- Первую серьезную роль вы сыграли на телевидении?

- Да, это произошло еще во время моего обучения в лондонской Академии театрального искусства. Для популярного в середине двухтысячных годов сериала «Ребус: висячий сад» по роману Иана Рэнкина требовалась девушка. Ну, кому ее сыграть как не студентке? Выбор пал на меня. Снимаясь, я внимательно следила за ведущими актерами. Прежде всего – за Кеном Скоттом, игравшим главную роль.


- Какие основные выводы вы извлекли из своей первой роли?

- Я была тогда еще совсем молодой и неопытной, но поняла главное – маленьких ролей не бывает. Надо старательно исполнять всё, что тебе поручено, и тогда твой авторитет непременно возрастет.


- Знаю, что в начале карьеры вы увлекались модельным бизнесом. И всё-таки желание стать актрисой возобладало?

- Да, я принимала участие во многих довольно масштабных модных показах, но все-таки они вскоре стали для меня лишь разминками перед съемками: я поняла, что создавать образы для меня интереснее, чем просто прогуливаться по подиуму в красивых одеждах. Впрочем, и эти дефиле оказали на меня определенное влияние: дисциплинировали, развили вкус. Именно в то время у меня начал комплектоваться гардероб, который содержал одежду для любого случая – от светского приема до легкомысленного отдыха на пленере. Стали даже говорить об «иконе стиля». Я довольно иронично отношусь к этому определению: просто я чувствую, как лучше одеться в том или ином случае. Между прочим, я знаю, что не все и всегда одобряют мой выбор. Но и это я воспринимаю с пониманием: ведь вещи я выбираю для себя, и совсем не обязательно они должны нравиться другим людям.


- По-вашему, какая роль стала переломной в карьере?

- По моим ощущениям, работа в сериале «Доктор Кто» знаменовала качественный скачок. Фильм имел особенный успех, и именно благодаря ему меня стали всё больше и больше узнавать. Некоторые зрители присылали мне трогательные письма, подарки. Я впервые ощутила, что такое популярность. Тебя узнают на улице, пытаются взять автограф, просто поговорить.


- Как вы отреагировали на приглашение сыграть роль Небулы в фильме MARVEL «Стражи Галактики»?

- Конечно, это была большая честь для меня, но по правде сказать, поначалу я была в легком шоке. Прежде всего, меня смутило, что героиня эта далеко не положительная — космическая пиратка и наемная убийца. К тому же, она настоящая садистка. Я решила посоветоваться с отцом, стоит ли браться за такую роль. Его ответ окончательно отрезвил и убедил меня. Он повторил свои же слова, произнесенные много лет назад: «Разумеется, ты бы хотела играть девушку Бонда, но, поверь, отрицательная роль запоминается значительно лучше».


- Трудно было перевоплощаться в Небулу?

- Я сразу почувствовала этот образ. Помню переломный момент, когда я посмотрела в зеркало и вдруг увидела суть Небулы. Я подумала: «О боже, теперь я понимаю, какая она. Я знаю, как двигаться в ее манере, наклонять голову, потому что в этом что-то есть. Мне вдруг всё про нее стало ясно. Один только костюм делал за меня существенную часть работы. Я поняла это по тому, как люди на меня смотрели – как-то иначе. Костюм и грим менял меня, а о большем актер не может и мечтать.


- Вам удалось привнести что-то свое в этот образ?

- В одной из сцен моя садистка мучает свою жертву. И я решила, что она должна в этот момент облизать лицо несчастного. Кроме того, для роли Небулы требовалось подстричься наголо. Я сразу согласилась, и с тех пор это преподносится всеми как акт невероятного героизма и самоотверженности. Лично я так не считаю. Мое убеждение: исполнитель должен быть готов к любому поступку, который требуется для лучшего исполнения роли. Меня ведь никто не заставлял, скажем, прыгать с большой высоты или поднимать непосильный груз. А подстричься? Для меня это никакого труда не составило, отчего шумиха вокруг «подвига» не совсем мне понятна. Издержки актерской профессии, и всё.


- Чтобы сниматься в других проектах, вам приходилось носить парик?

- Да, из моих собственных волос был изготовлен отличный парик, поэтому я беспрепятственно могла работать над другими проектами, появляться на презентациях и модных показах.


- Что-нибудь изменилось при работе над второй частью «Стражей Галактики»?

- Моя роль значительно увеличилась по количеству посвященного ей экранного времени. На сей раз волосы мне уже не стригли. Мой обычный съемочный день на площадке начинался в четыре часа утра. Около часа уходило на то, чтобы замотать мои волосы так, чтобы я могла выглядеть лысой. Затем где-то два с половиной часа я проводила в кресле гримера, пока на меня накладывали кожу Небулы. Я буквально влезала в ее кожу, что несколько жутковато, а потом уже надевала костюм. В прошлый раз этот процесс занимал около пяти часов, а в этот всего три с половиной.


- После двух частей «Стражей Галактики», «Мстителей» количество ваших фанатов увеличилось?

- В десятки раз! Обычно у всех научно-фантастических фильмов, особенно производства MARVEL, море фанатов. Они преданны своим любимым героям, знают про них абсолютно всё, до мелочей. Существуют целые легенды, сказания. Да что там? Это целый мир. И мне приятно, что я стала частью этой Вселенной.


- Недавно вы снялись в ремейке другого легендарного проекта - «Джуманджи», впервые появившегося более двадцати лет назад. Вы любили эту ленту в детстве?

- Конечно, «Джуманджи» - одно из самых ярких впечатлений. Фильм входит в тройку моих самых любимых – после двух лент Стэнли Кубрика «2001. Космическая Одиссея» и «Заводной апельсин». Меня удивляли эффекты, выполненные в «Джуманджи». Но то, что я никогда не могла даже предположить, - что буду сниматься в ремейке «Джуманджи». Когда я прочитала сценарий, была приятно удивлена: как бережно создатели нового фильма подошли к первоисточнику. По сути, получился фильм «по мотивам» предыдущего, и это очень достойное решение.


Редакция выражает благодарность компании Sony Pictures Productions and Releasing за помощь в создании данного материала.

Культура


Маленьких ролей не бывает

Блокбастер MARVEL «Мстители: Война бесконечности» в свое время прекрасно прошел по экранам мира. Когда его недавно показали по телевизору, эффект получился вполне ожидаемый: благодарные зрители буквально не отходили от экранов. Ну а когда всем в гости домой пожаловала новая версия фильма «Джуманджи», стало понятно: пришло время побеседовать с участницей всех этих картин Карен Гиллан. Наш обозреватель получил возможность задать актрисе несколько вопросов.


- У вас было яркое детство. Можете ли вспомнить: какое событие из него произвело на вас особенное впечатление?

- Я хорошо помню, когда в первый раз увидела пианино. Мне было тогда лет семь, и прежде всего я подумала: какой красивый и необычный это инструмент. Но когда я училась играть на нем, о красоте я уже не думала. Было довольно сложно, но когда я научилась и стала мало-мальски прилично играть, полюбила пианино всей душой. Больше всего мне нравилось подбирать какие-нибудь известные мелодии, например, из диснеевских мультфильмов. В детстве я воспринимала всё это как маленькое чудо. Но и сейчас я люблю играть на пианино – для души.


- Когда вы поняли, что хотите стать актрисой?

- Сколько себя помню, обожала наряжаться и «выступать» перед зеркалом, что-то декламировать, петь. Впрочем, многие девочки не прочь заниматься этим «делом». Скорее всего, именно родители оказали на меня наибольшее влияние. Они с самого начала всерьез относились к этому моему увлечению. Быть может, они уже тогда почувствовали, что это у меня по-настоящему. Я любила пересказывать им фильмы и спектакли, которые видела, и это производило на родителей впечатление. Теперь я понимаю: они поощряли эти мои «выступления» потому, что в детстве я была достаточно стеснительной, и только они были моими основными зрителями. Родители всячески поддерживали мое робкое желание участвовать в любительских спектаклях, а потом – учиться актерскому мастерству.


- Первую серьезную роль вы сыграли на телевидении?

- Да, это произошло еще во время моего обучения в лондонской Академии театрального искусства. Для популярного в середине двухтысячных годов сериала «Ребус: висячий сад» по роману Иана Рэнкина требовалась девушка. Ну, кому ее сыграть как не студентке? Выбор пал на меня. Снимаясь, я внимательно следила за ведущими актерами. Прежде всего – за Кеном Скоттом, игравшим главную роль.


- Какие основные выводы вы извлекли из своей первой роли?

- Я была тогда еще совсем молодой и неопытной, но поняла главное – маленьких ролей не бывает. Надо старательно исполнять всё, что тебе поручено, и тогда твой авторитет непременно возрастет.


- Знаю, что в начале карьеры вы увлекались модельным бизнесом. И всё-таки желание стать актрисой возобладало?

- Да, я принимала участие во многих довольно масштабных модных показах, но все-таки они вскоре стали для меня лишь разминками перед съемками: я поняла, что создавать образы для меня интереснее, чем просто прогуливаться по подиуму в красивых одеждах. Впрочем, и эти дефиле оказали на меня определенное влияние: дисциплинировали, развили вкус. Именно в то время у меня начал комплектоваться гардероб, который содержал одежду для любого случая – от светского приема до легкомысленного отдыха на пленере. Стали даже говорить об «иконе стиля». Я довольно иронично отношусь к этому определению: просто я чувствую, как лучше одеться в том или ином случае. Между прочим, я знаю, что не все и всегда одобряют мой выбор. Но и это я воспринимаю с пониманием: ведь вещи я выбираю для себя, и совсем не обязательно они должны нравиться другим людям.


- По-вашему, какая роль стала переломной в карьере?

- По моим ощущениям, работа в сериале «Доктор Кто» знаменовала качественный скачок. Фильм имел особенный успех, и именно благодаря ему меня стали всё больше и больше узнавать. Некоторые зрители присылали мне трогательные письма, подарки. Я впервые ощутила, что такое популярность. Тебя узнают на улице, пытаются взять автограф, просто поговорить.


- Как вы отреагировали на приглашение сыграть роль Небулы в фильме MARVEL «Стражи Галактики»?

- Конечно, это была большая честь для меня, но по правде сказать, поначалу я была в легком шоке. Прежде всего, меня смутило, что героиня эта далеко не положительная — космическая пиратка и наемная убийца. К тому же, она настоящая садистка. Я решила посоветоваться с отцом, стоит ли браться за такую роль. Его ответ окончательно отрезвил и убедил меня. Он повторил свои же слова, произнесенные много лет назад: «Разумеется, ты бы хотела играть девушку Бонда, но, поверь, отрицательная роль запоминается значительно лучше».


- Трудно было перевоплощаться в Небулу?

- Я сразу почувствовала этот образ. Помню переломный момент, когда я посмотрела в зеркало и вдруг увидела суть Небулы. Я подумала: «О боже, теперь я понимаю, какая она. Я знаю, как двигаться в ее манере, наклонять голову, потому что в этом что-то есть. Мне вдруг всё про нее стало ясно. Один только костюм делал за меня существенную часть работы. Я поняла это по тому, как люди на меня смотрели – как-то иначе. Костюм и грим менял меня, а о большем актер не может и мечтать.


- Вам удалось привнести что-то свое в этот образ?

- В одной из сцен моя садистка мучает свою жертву. И я решила, что она должна в этот момент облизать лицо несчастного. Кроме того, для роли Небулы требовалось подстричься наголо. Я сразу согласилась, и с тех пор это преподносится всеми как акт невероятного героизма и самоотверженности. Лично я так не считаю. Мое убеждение: исполнитель должен быть готов к любому поступку, который требуется для лучшего исполнения роли. Меня ведь никто не заставлял, скажем, прыгать с большой высоты или поднимать непосильный груз. А подстричься? Для меня это никакого труда не составило, отчего шумиха вокруг «подвига» не совсем мне понятна. Издержки актерской профессии, и всё.


- Чтобы сниматься в других проектах, вам приходилось носить парик?

- Да, из моих собственных волос был изготовлен отличный парик, поэтому я беспрепятственно могла работать над другими проектами, появляться на презентациях и модных показах.


- Что-нибудь изменилось при работе над второй частью «Стражей Галактики»?

- Моя роль значительно увеличилась по количеству посвященного ей экранного времени. На сей раз волосы мне уже не стригли. Мой обычный съемочный день на площадке начинался в четыре часа утра. Около часа уходило на то, чтобы замотать мои волосы так, чтобы я могла выглядеть лысой. Затем где-то два с половиной часа я проводила в кресле гримера, пока на меня накладывали кожу Небулы. Я буквально влезала в ее кожу, что несколько жутковато, а потом уже надевала костюм. В прошлый раз этот процесс занимал около пяти часов, а в этот всего три с половиной.


- После двух частей «Стражей Галактики», «Мстителей» количество ваших фанатов увеличилось?

- В десятки раз! Обычно у всех научно-фантастических фильмов, особенно производства MARVEL, море фанатов. Они преданны своим любимым героям, знают про них абсолютно всё, до мелочей. Существуют целые легенды, сказания. Да что там? Это целый мир. И мне приятно, что я стала частью этой Вселенной.


- Недавно вы снялись в ремейке другого легендарного проекта - «Джуманджи», впервые появившегося более двадцати лет назад. Вы любили эту ленту в детстве?

- Конечно, «Джуманджи» - одно из самых ярких впечатлений. Фильм входит в тройку моих самых любимых – после двух лент Стэнли Кубрика «2001. Космическая Одиссея» и «Заводной апельсин». Меня удивляли эффекты, выполненные в «Джуманджи». Но то, что я никогда не могла даже предположить, - что буду сниматься в ремейке «Джуманджи». Когда я прочитала сценарий, была приятно удивлена: как бережно создатели нового фильма подошли к первоисточнику. По сути, получился фильм «по мотивам» предыдущего, и это очень достойное решение.


Редакция выражает благодарность компании Sony Pictures Productions and Releasing за помощь в создании данного материала.



» » Маленьких ролей не бывает


Новости партнеров


Загрузка...

Что пишут в @блогах


Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии

Гороскоп на неделю

Видео

Мнения

День в истории

Последнее в @блогах