Настоящий джентльмен
Создается устойчивое впечатление, что актер Мэттью МакКонахи оказывает на публику поистине магическое влияние. Фильмы с его участием неизменно собирают полные залы, а недавние телевизионные показы таких лент с его участием, как «Темная башня» и «Белый парень Рик», демонстрируют заоблачно рекордную зрительскую аудиторию, собравшуюся у малых экранов. Это не считая поклонников сериала с его участием «Настоящий детектив». А кинопроект «Джентльмены» с участием Мэттью МакКонахи стал ярчайшим впечатлением первой половины столь непростого 2020 года. Актер ответил на несколько вопросов для Newsrussia.media.
- Как вам кажется: почему зрителям так нравятся фильмы с вашим участием?

- Прежде всего, я не считаю, что появление моего имени в титрах обязательно означает успех. У меня самого лично для себя существует довольно длинный список неудач, но, если позволите, я его по понятным причинам приводить сейчас не буду. Поверьте: упреков у меня к самому себе больше, чем достаточно. Некоторые фильмы с моим участием я даже смотреть не могу. Ну а зрители? Я просто отношусь к ним с огромным уважением, и поскольку существует физический закон «действие равно противодействию», он и срабатывает: люди чувствуют, что их любят, для них стараются, и они с благодарностью к тебе относятся.

- Иногда происходят настоящие чудеса: когда большие шансы на «Оскар» имел Леонардо Ди Каприо, вам удалось на последнем вираже опередить его и выиграть. Что вы тогда чувствовали?

- Любая награда – это, конечно, большая лотерея. Особенно «Оскар», самый престижный приз мира. Незадолго до его вручения многие доказывали мне, что фаворитом является Лео. Я молчал, не спорил. Какой был в этом смысл? Я и сам считал свои шансы небольшими, но, конечно, верил в свою счастливую звезду. Что мне оставалось делать? Молиться! Надеяться на судьбу. И когда это чудо всё-таки свершилось, и меня наградили, не было какой-то невероятной гордости за себя любимого. Я просто дал себе слово, что буду выбирать предложения еще более тщательно, чтобы держать высокий уровень. Другое дело: не всегда понятно, чем завершится тот или иной проект – удачей или разочарованием.

- А если всё-таки фильм, при огромных стараниях его создателей, проваливается, что делать?

- Следую своим курсом под девизом: «Просто продолжай жить!». Ведь ничего уже не изменишь, мы сделали максимум возможного. Значит, не получилось! Завтра будет новый день, он откроет новые возможности.

- Как вы пришли в актерскую профессию?

- Очень извилистым путем. Много чего перепробовал. Работал в порту, в банке, занимался плотницким делом и даже фасовал на ферме горох. Одно время четко поставил перед собой задачу: стану адвокатом. Очень престижная работа. Решил учиться. Но вдруг понял: я ведь не смогу посвятить себя этому делу – ведь большинство адвокатов понимает, что их подзащитный всё-таки виновен. А я не смогу жить по двойным стандартам. Мне было тогда нелегко позвонить родителям и признаться, что я в очередной раз принял решение отказаться от выбранной профессии. Мне казалось, что они подумают: «Ну и слабак наш сын». Это было самым неприятным в той истории. Впрочем, они, разумеется, ничего обидного мне не сказали. Но тогда я сам еще не знал, что ждет меня на том пути, который выбрал – ведь я стремился в актеры. А это невероятно сложно.

- Можете назвать фильм, начиная с которого наступил переломный момент в вашей карьере?

- Конкретно такого, наверно, и не было. Но я хорошо помню, что первые доброжелательные отзывы критиков я читал после фильма Джоэла Шумахера 1996 года «Время убивать». Скорее всего, именно после этой работы ко мне начали относиться серьезно. И пусть это не было неким прорывом, но специалисты поняли: мне можно предлагать сложные роли.

- Фильм «Далласский клуб покупателей», за который вы получили «Оскара», был сложным для вас проектом?

- Невероятно. Прежде всего, надо было доказать, что реальная история о борьбе со СПИДом нужна зрителям. Продюсеры считали, что эта история не продается, никто не захочет на это смотреть. Когда мы всё-таки смогли найти финансирование, мне самому предстояло пройти нелегкое испытание – похудеть практически вполовину. Скажу мягко, это настоящий ад. Не считая того, что изображать моего героя было совсем непросто.

- Несколько слов о вашей резонансной роли в «Джентльменах». Вы получили удовольствие от съемок?

- Огромное. Я вообще очень люблю ироничные, остроумные фильмы. Как только Гай Ричи дал мне прочитать сценарий, «Джентльмены» мне сразу понравились. Да и съемочная группа оказалась очень удачной. Поэтому работать было очень приятно.


Редакция выражает благодарность компании Sony Pictures Productions and Releasing за помощь в создании материала

Культура


Настоящий джентльмен

Создается устойчивое впечатление, что актер Мэттью МакКонахи оказывает на публику поистине магическое влияние. Фильмы с его участием неизменно собирают полные залы, а недавние телевизионные показы таких лент с его участием, как «Темная башня» и «Белый парень Рик», демонстрируют заоблачно рекордную зрительскую аудиторию, собравшуюся у малых экранов. Это не считая поклонников сериала с его участием «Настоящий детектив». А кинопроект «Джентльмены» с участием Мэттью МакКонахи стал ярчайшим впечатлением первой половины столь непростого 2020 года. Актер ответил на несколько вопросов для Newsrussia.media.
- Как вам кажется: почему зрителям так нравятся фильмы с вашим участием?

- Прежде всего, я не считаю, что появление моего имени в титрах обязательно означает успех. У меня самого лично для себя существует довольно длинный список неудач, но, если позволите, я его по понятным причинам приводить сейчас не буду. Поверьте: упреков у меня к самому себе больше, чем достаточно. Некоторые фильмы с моим участием я даже смотреть не могу. Ну а зрители? Я просто отношусь к ним с огромным уважением, и поскольку существует физический закон «действие равно противодействию», он и срабатывает: люди чувствуют, что их любят, для них стараются, и они с благодарностью к тебе относятся.

- Иногда происходят настоящие чудеса: когда большие шансы на «Оскар» имел Леонардо Ди Каприо, вам удалось на последнем вираже опередить его и выиграть. Что вы тогда чувствовали?

- Любая награда – это, конечно, большая лотерея. Особенно «Оскар», самый престижный приз мира. Незадолго до его вручения многие доказывали мне, что фаворитом является Лео. Я молчал, не спорил. Какой был в этом смысл? Я и сам считал свои шансы небольшими, но, конечно, верил в свою счастливую звезду. Что мне оставалось делать? Молиться! Надеяться на судьбу. И когда это чудо всё-таки свершилось, и меня наградили, не было какой-то невероятной гордости за себя любимого. Я просто дал себе слово, что буду выбирать предложения еще более тщательно, чтобы держать высокий уровень. Другое дело: не всегда понятно, чем завершится тот или иной проект – удачей или разочарованием.

- А если всё-таки фильм, при огромных стараниях его создателей, проваливается, что делать?

- Следую своим курсом под девизом: «Просто продолжай жить!». Ведь ничего уже не изменишь, мы сделали максимум возможного. Значит, не получилось! Завтра будет новый день, он откроет новые возможности.

- Как вы пришли в актерскую профессию?

- Очень извилистым путем. Много чего перепробовал. Работал в порту, в банке, занимался плотницким делом и даже фасовал на ферме горох. Одно время четко поставил перед собой задачу: стану адвокатом. Очень престижная работа. Решил учиться. Но вдруг понял: я ведь не смогу посвятить себя этому делу – ведь большинство адвокатов понимает, что их подзащитный всё-таки виновен. А я не смогу жить по двойным стандартам. Мне было тогда нелегко позвонить родителям и признаться, что я в очередной раз принял решение отказаться от выбранной профессии. Мне казалось, что они подумают: «Ну и слабак наш сын». Это было самым неприятным в той истории. Впрочем, они, разумеется, ничего обидного мне не сказали. Но тогда я сам еще не знал, что ждет меня на том пути, который выбрал – ведь я стремился в актеры. А это невероятно сложно.

- Можете назвать фильм, начиная с которого наступил переломный момент в вашей карьере?

- Конкретно такого, наверно, и не было. Но я хорошо помню, что первые доброжелательные отзывы критиков я читал после фильма Джоэла Шумахера 1996 года «Время убивать». Скорее всего, именно после этой работы ко мне начали относиться серьезно. И пусть это не было неким прорывом, но специалисты поняли: мне можно предлагать сложные роли.

- Фильм «Далласский клуб покупателей», за который вы получили «Оскара», был сложным для вас проектом?

- Невероятно. Прежде всего, надо было доказать, что реальная история о борьбе со СПИДом нужна зрителям. Продюсеры считали, что эта история не продается, никто не захочет на это смотреть. Когда мы всё-таки смогли найти финансирование, мне самому предстояло пройти нелегкое испытание – похудеть практически вполовину. Скажу мягко, это настоящий ад. Не считая того, что изображать моего героя было совсем непросто.

- Несколько слов о вашей резонансной роли в «Джентльменах». Вы получили удовольствие от съемок?

- Огромное. Я вообще очень люблю ироничные, остроумные фильмы. Как только Гай Ричи дал мне прочитать сценарий, «Джентльмены» мне сразу понравились. Да и съемочная группа оказалась очень удачной. Поэтому работать было очень приятно.


Редакция выражает благодарность компании Sony Pictures Productions and Releasing за помощь в создании материала



» » Настоящий джентльмен


Новости партнеров


Загрузка...

Что пишут в @блогах


Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии