В России стало больше банкротов

Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде (ВС) РФ, задолженность юридических и физических лиц в России, признанных банкротами, по итогам 2018 года повысилось в 2,26 раза. Как сообщает Finmarket со ссылкой на данные ВС, показатель достиг 4,1 трлн рублей. Задолженность юридических лиц при этом по сравнению с 2017 годом увеличилась в 2,35 раза - с 1,66 трлн до 3,9 трлн рублей.

 

Увеличение задолженности банкротов связано с двумя основными группами факторов. Первое – экономическая ситуация в стране с кризисными явлениями нескольких лет, что уменьшает и рентабельность предприятий, и реальные доходы населения, говорит руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий Марк Гойхман. Это препятствует возможности оплаты задолженности, стимулирует её необоснованный рост и проблемность. Отсюда неизбежность роста общей «банкротной» массы денег.

 

Вторая группа причин во многом выступает следствием первой, уверен эксперт. Ситуация с наращиванием проблемных долгов заставляет шире использовать сам правовой институт банкротства, вынужденно вовлекая в него всё новых участников. И это прежде всего относится к физическим лицам, поскольку закон об их банкротстве принят относительно недавно, и число людей-банкротов резко растёт по сравнению с предыдущей низкой «статистической базой». 

 

Прирост количества заявлений в 2018 г. от физических лиц поднялся сразу на 52% в 2018 г. В корпоративном же секторе число дел в данной сфере уже не увеличивается – в 2018 г. завершённых дел было на 2% больше, чем в 2017 г., а новых заявлений – даже меньше на 8,6%. Увеличение же сумм в этом секторе в 2,35 раза происходит за счёт повышения средней задолженности предприятий-банкротов. В сфере личных банкротств, напротив, речь идёт не только о росте общей суммы долга (она выросла в 2018 г. на 47%) из-за средней задолженности, но и о резком взлёте количества новых дел. 

 

Вообще, признает, в свою очередь, директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский,

ключевым фактором роста можно назвать формирование практики по банкротствам физических лиц после внесения изменений в 127-ФЗ, что косвенно подтверждается превалирующей долей банкротств именно физлиц, на которые приходится порядка 55% всех принятых арбитражными судами решений. Тем не менее, если говорить об увеличении объема требований к банкротам, то это «заслуга» отнюдь не ИП и физлиц. Наибольший вклад в рост долгов вносят отдельные крупные предприятия, признанные несостоятельными. 

 

По данным «Федресурса», как и прежде, активнее всего банкротятся компании, занятые в сфере строительства и торговли, но именно девелоперы остаются основными генераторами долгов. Несмотря на то что количество банкротов среди них за год снизилось на 3,5%, число банкротств в отрасли все равно остается на критически высоком уровне - 2,67 тыс. организаций признано несостоятельными. По мнению Жарского, это далеко не предел. 

 

Упразднение ДДУ и переход на счета эскроу, повышение требований к собственному капиталу застройщиков, рост стоимости привлекаемого заемного капитала, рост стоимости услуг подрядчиков и строительных материалов в результате повышения НДС полагает Дмитрий Жарский, в перспективе пяти лет может привести к сокращению числа участников строительного рынка не менее чем на 30-35%. Это же чревато ростом числа банкротств в этой сфере и ростом требований кредиторов, а это будет негативно отражаться на общей статистике. 

 

Дмитрий Жарский отмечает также то, что крайне важной тенденцией сейчас является рост числа исков о привлечении к субсидиарной ответственности бенефициаров и руководства банкротов-юрлиц. За прошлый год число таких заявлений выросло в 1,4 раза до 5,1 тыс, при этом, что примечательно, суды стали эти требования удовлетворять значительно чаще. По статистике, по каждому третьему заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам основного должника-юрлица его бенефициаров суд выносил положительное решение в пользу истцов.  

 

На начало текущего года под определение «потенциальный банкрот» попадало порядка 750 тыс. граждан или 1,3% от общего числа заемщиков с открытыми счетами, приводит другую статистику директор СРО «НАПКА» Борис Воронин. Интересно то, указывает он, что количество клиентов в зоне риска увеличилось за год на 5-6%. Надо понимать, что 750 тыс. – это формальная и завышенная оценка. Формальная - по размеру долга и по тому, что не учитывается, что теряет должник, становясь банкротом (вторую квартиру, право заниматься предпринимательством).

 

Финансовые трудности, потеря работы, сокращение доходов - все это называют в большинстве случаев должники, которые не смогли внести очередной платёж, отмечает эксперт. Порой некоторые из них начинают искать способы уйти от ответственности и не платить по долгу, в том числе размышляют о банкротстве. Однако здесь есть одно «но» - банкротство - это не лёгкий способ избавиться от долгов и начать заново их потом набирать, а крайняя и вынужденная мера, которая влечёт за собой последствия. Мало того - суд в начале оценивает именно вероятность выхода на новый платежный график и уже в случае, если это невозможно (именно невозможно, а не «не хочу платить»), запускает процедуру.

 

По факту для большинства должников банкротство становится чёрной меткой в кредитной истории, говорит Борис Воронин. Согласится ли банк выдать кредит банкроту в будущем? Первые случаи мы чисто гипотетически можем увидеть лишь в 2020 году, однако уже сейчас можно с уверенностью сказать, что банки не ждут таких клиентов, понимая свои риски. Часто банки даже не хотят таким людям открывать дебетовые карты и расчетные счета.

 

Кроме того, до сих пор мало кто знает, что заемщику, решившему признать себя несостоятельным, придется оплачивать услуги финансовых управляющих, которые по закону являются непосредственными участниками банкротства. Сумму от 100 тыс. руб. (не менее, берут юристы на практике) многие граждане, и без того попавшие в бедственное положение, могут и не осилить. И здесь возникает другой вопрос, отмечает Борис Воронин. Если нет денег на погашение долга, где найти 100 тыс. рублей? Практика показывает, что на сегодня инструмент банкротства может быть популярен лишь у мошенников, или состоятельных людей, у которых есть трудности, но и имеются сбережения.

 

Во всех странах при введении процедуры банкротства ФЛ сначала возникал «бум», а затем активность резко снижалась, указывает аналитик. Система выпускала пар. Сейчас делаются первые шаги по расчету долговой нагрузки - именно это приведет к снижению потребности в процедуре банкротства и повышению спроса на судебную реструктуризацию задолженности. Интересно, кстати, что в ряде зарубежных стран оплата расходов осуществляется за счёт государственного бюджета. Однако должник обязан посещать курсы финансовой грамотности во избежание подобных проблем в будущем.

Источник фото: www.business-vector.info

Экономика


В России стало больше банкротов

Согласно данным Судебного департамента при Верховном суде (ВС) РФ, задолженность юридических и физических лиц в России, признанных банкротами, по итогам 2018 года повысилось в 2,26 раза. Как сообщает Finmarket со ссылкой на данные ВС, показатель достиг 4,1 трлн рублей. Задолженность юридических лиц при этом по сравнению с 2017 годом увеличилась в 2,35 раза - с 1,66 трлн до 3,9 трлн рублей.

 

Увеличение задолженности банкротов связано с двумя основными группами факторов. Первое – экономическая ситуация в стране с кризисными явлениями нескольких лет, что уменьшает и рентабельность предприятий, и реальные доходы населения, говорит руководитель группы аналитиков Центра аналитики и финансовых технологий Марк Гойхман. Это препятствует возможности оплаты задолженности, стимулирует её необоснованный рост и проблемность. Отсюда неизбежность роста общей «банкротной» массы денег.

 

Вторая группа причин во многом выступает следствием первой, уверен эксперт. Ситуация с наращиванием проблемных долгов заставляет шире использовать сам правовой институт банкротства, вынужденно вовлекая в него всё новых участников. И это прежде всего относится к физическим лицам, поскольку закон об их банкротстве принят относительно недавно, и число людей-банкротов резко растёт по сравнению с предыдущей низкой «статистической базой». 

 

Прирост количества заявлений в 2018 г. от физических лиц поднялся сразу на 52% в 2018 г. В корпоративном же секторе число дел в данной сфере уже не увеличивается – в 2018 г. завершённых дел было на 2% больше, чем в 2017 г., а новых заявлений – даже меньше на 8,6%. Увеличение же сумм в этом секторе в 2,35 раза происходит за счёт повышения средней задолженности предприятий-банкротов. В сфере личных банкротств, напротив, речь идёт не только о росте общей суммы долга (она выросла в 2018 г. на 47%) из-за средней задолженности, но и о резком взлёте количества новых дел. 

 

Вообще, признает, в свою очередь, директор экспертной группы Veta Дмитрий Жарский,

ключевым фактором роста можно назвать формирование практики по банкротствам физических лиц после внесения изменений в 127-ФЗ, что косвенно подтверждается превалирующей долей банкротств именно физлиц, на которые приходится порядка 55% всех принятых арбитражными судами решений. Тем не менее, если говорить об увеличении объема требований к банкротам, то это «заслуга» отнюдь не ИП и физлиц. Наибольший вклад в рост долгов вносят отдельные крупные предприятия, признанные несостоятельными. 

 

По данным «Федресурса», как и прежде, активнее всего банкротятся компании, занятые в сфере строительства и торговли, но именно девелоперы остаются основными генераторами долгов. Несмотря на то что количество банкротов среди них за год снизилось на 3,5%, число банкротств в отрасли все равно остается на критически высоком уровне - 2,67 тыс. организаций признано несостоятельными. По мнению Жарского, это далеко не предел. 

 

Упразднение ДДУ и переход на счета эскроу, повышение требований к собственному капиталу застройщиков, рост стоимости привлекаемого заемного капитала, рост стоимости услуг подрядчиков и строительных материалов в результате повышения НДС полагает Дмитрий Жарский, в перспективе пяти лет может привести к сокращению числа участников строительного рынка не менее чем на 30-35%. Это же чревато ростом числа банкротств в этой сфере и ростом требований кредиторов, а это будет негативно отражаться на общей статистике. 

 

Дмитрий Жарский отмечает также то, что крайне важной тенденцией сейчас является рост числа исков о привлечении к субсидиарной ответственности бенефициаров и руководства банкротов-юрлиц. За прошлый год число таких заявлений выросло в 1,4 раза до 5,1 тыс, при этом, что примечательно, суды стали эти требования удовлетворять значительно чаще. По статистике, по каждому третьему заявлению о привлечении к субсидиарной ответственности по долгам основного должника-юрлица его бенефициаров суд выносил положительное решение в пользу истцов.  

 

На начало текущего года под определение «потенциальный банкрот» попадало порядка 750 тыс. граждан или 1,3% от общего числа заемщиков с открытыми счетами, приводит другую статистику директор СРО «НАПКА» Борис Воронин. Интересно то, указывает он, что количество клиентов в зоне риска увеличилось за год на 5-6%. Надо понимать, что 750 тыс. – это формальная и завышенная оценка. Формальная - по размеру долга и по тому, что не учитывается, что теряет должник, становясь банкротом (вторую квартиру, право заниматься предпринимательством).

 

Финансовые трудности, потеря работы, сокращение доходов - все это называют в большинстве случаев должники, которые не смогли внести очередной платёж, отмечает эксперт. Порой некоторые из них начинают искать способы уйти от ответственности и не платить по долгу, в том числе размышляют о банкротстве. Однако здесь есть одно «но» - банкротство - это не лёгкий способ избавиться от долгов и начать заново их потом набирать, а крайняя и вынужденная мера, которая влечёт за собой последствия. Мало того - суд в начале оценивает именно вероятность выхода на новый платежный график и уже в случае, если это невозможно (именно невозможно, а не «не хочу платить»), запускает процедуру.

 

По факту для большинства должников банкротство становится чёрной меткой в кредитной истории, говорит Борис Воронин. Согласится ли банк выдать кредит банкроту в будущем? Первые случаи мы чисто гипотетически можем увидеть лишь в 2020 году, однако уже сейчас можно с уверенностью сказать, что банки не ждут таких клиентов, понимая свои риски. Часто банки даже не хотят таким людям открывать дебетовые карты и расчетные счета.

 

Кроме того, до сих пор мало кто знает, что заемщику, решившему признать себя несостоятельным, придется оплачивать услуги финансовых управляющих, которые по закону являются непосредственными участниками банкротства. Сумму от 100 тыс. руб. (не менее, берут юристы на практике) многие граждане, и без того попавшие в бедственное положение, могут и не осилить. И здесь возникает другой вопрос, отмечает Борис Воронин. Если нет денег на погашение долга, где найти 100 тыс. рублей? Практика показывает, что на сегодня инструмент банкротства может быть популярен лишь у мошенников, или состоятельных людей, у которых есть трудности, но и имеются сбережения.

 

Во всех странах при введении процедуры банкротства ФЛ сначала возникал «бум», а затем активность резко снижалась, указывает аналитик. Система выпускала пар. Сейчас делаются первые шаги по расчету долговой нагрузки - именно это приведет к снижению потребности в процедуре банкротства и повышению спроса на судебную реструктуризацию задолженности. Интересно, кстати, что в ряде зарубежных стран оплата расходов осуществляется за счёт государственного бюджета. Однако должник обязан посещать курсы финансовой грамотности во избежание подобных проблем в будущем.



» » В России стало больше банкротов


Новости партнеров


Загрузка...

Читайте также


Что пишут в @блогах


Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии

Гороскоп на неделю

Видео

Мнения

День в истории

Последнее в @блогах