Малое предпринимательство малым так и останется

Малое предпринимательство малым так и останется
В Счетной палате уверены, что планы по увеличению вклада МСП в экономический рост до 32,5%, невыполнимы. 

Как заявил аудитор Счетной палаты Данил Шилков, план по увеличению вклада малого и среднего бизнеса до уровня в 32,5% ВВП к 2024 году невыполним. Контрольное ведомств опубликовало бюллетень, посвященный анализу работы «Корпорации МСП». Аудитор сообщил, в частности, что динамика результативности сектора неутешительна: темпы роста доходов организаций, включенных в реестр МСП, за докризисный период 2017-2019 годов не превысили уровень инфляции. 

«План по достижению 32,5% вклада малого и среднего бизнеса в ВВП к 2024 году, как это было предусмотрено в предыдущей версии паспорта национального проекта «Малое и среднее предпринимательство и поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы», сегодня выглядит недостижимым», - отмечает аудитор. Основной проблемой является выдача кредитов предприятиям сектора. 

Так, фактическое значение ориентира в сфере финансовой поддержки МСП за 2018 год составило 15% при плане в 19%, за 2019 год - 14%, за 9 месяцев 2020 года - 10% при плане на 2020 год в 20%. При этом доля кредитов субъектам МСП снижается, в связи с чем имеются риски недостижения показателей 2020, 2025 и 2030 годов. Поддержку Национальной гарантийной системы (НГС), которую координирует корпорация, получило около 34 тыс. малых и средних предприятий, или 1% от их общего количества в стране.

В то же время кредитная поддержка выделяется далеко не всем: в СП указывают, что ряд компаний МСП, получавших гарантийную поддержку от Корпорации МСП», относится к группам компаний, представляющим крупный бизнес. Объем такой поддержки составил 3 млрд 623,1 млн рублей. Есть у «Корпорации МСП» и другие проблемы: в той же СП сообщили, что ее сотрудники получают по 380 тыс. руб. в месяц при крайне низкой эффективности деятельности. 

План по увеличению вклада малого и среднего бизнеса формировался еще в докризисный период и не учитывал влияния пандемии, поэтому предыдущие расчеты довольно сложно реализовать в текущих условиях, поясняет первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал. Из-за карантина на МСП упала дополнительная нагрузка. Не все предприятия смогли вовремя перейти на удаленку (а для некоторых фирм это было невозможно – например, для салонов красоты и фитнес-клубов), поэтому лишились части годовой прибыли. 

При этом, если у крупных компаний были финансовые резервы на выплату заработной платы и долгосрочные контракты с государством, то у малого и среднего бизнеса в подавляющем числе случаев не имелось финансовой подушки. Ситуация была бы очень острой без мер поддержки государства – налоговых льгот, отмены проверок и льготных кредитов на выплату заработной платы. Это позволило сдержать сокращения числа МСП и увеличение количества безработных. 

Однако сфере нужно время, чтобы вернуться к докризисным показателям и перейти к этапу роста, уверен Павел Сигал. Тогда вклад в ВВП, действительно, окажется на уровне 32,5%. К 2024 году это будет сделать довольно сложно, поэтому правительству нужно будет пересмотреть программу и скорректировать ее сроки. Жесткое давление и силовые методы не ускорят этот процесс. Сейчас в стране реализуется механизм ФОТ 3.0, он позволит бизнесу восстановиться быстрее. Кроме того, в России исполняются мероприятия из национальных проектов, которые станут драйверами для роста МСП. 

И все же при постоянном декларировании необходимости развития малого и среднего бизнеса в нашей стране, говорить о системном институциональном подходе к вопросу о поддержке небольшого частного предпринимательства не приходится, указывает преподаватель кафедры финансовых дисциплин Высшей школы управления финансами Анатолий Гожий.  Свидетельством тому служит, по его словам, явно  неэффективная  деятельность государственной корпорации,  призванной быть инструментом воздействия на процесс развития деловой активности в данной сфере. 

Однако формальный характер работы данного института развития – это лишь отражение реально структуры отечественной экономики, основой функционирования которой исторически являются крупные предприятия. В результате и государственная экономическая политика ориентируется, прежде всего, на системно образующие корпорации, что приводит к недооценки роли малого и среднего бизнеса  в  хозяйственной структуре общества. 

В странах развитых рыночных систем, в клад в ВВП малого предпринимательства может достигать 50-60%. Значение небольших предприятий для формирования атмосферы совершенной конкуренции в сферах сориентированных на потребительский рынок трудно переоценить, как с точки зрения формирования естественных механизмов ценообразования, так и товарного насыщения розничной сфере. 

Конечно, признает эксперт, нельзя утверждать, что проблемы мелких предпринимателей, особенно в период обострения эпидемиологической ситуации, никого не волновали. Однако, поддержку получили, в основном, структуры, объединенные в отраслевые ассоциации, которые и добились определенных преференций. В то время, как предприниматели, не имеющие налаженных каналов связи с властными структурами оказались предоставлены сами себе. 

Для придания процессу активизации деловой активности в сфере малого и среднего частного предпринимательства ускорения  необходим комплексный подход, который должен включать в себя как широкий доступ к финансовым ресурсам (не только через льготное кредитование, но и посредством выхода на биржу, по примеру Японии,  где IPO небольших компания представляет собой массовидное явление), так и меры фискальной поддержки, вплоть до полного освобождения от налогов на период становления предприятий. 

Очевидно, констатирует Анатолий Гожий, что малому и среднему бизнесу   не хватает поддержки. Для масштабного развития и привлечения в сферу частного бизнеса экономически активной части населения, необходим кардинальный пересмотр подходов к стимулированию развития бизнеса в нашей стране.  Только системный подход, на высшем законодательном и регуляторном уровне, увязывающий в единую систему фискальную политику, полное снятие административных барьеров и доступ к разнообразным формам финансирования, позволит сформировать слой цивилизованных предпринимателей, играющих значимую роль в развития нашей страны. 

Планам за столь короткие сроки взять и кардинально нарастить долю малого и среднего бизнеса в нашей экономике, разумеется, не суждено сбыться в условиях пандемии, признает и шеф-аналитик TeleTrade  Пётр Пушкарёв. Именно частный бизнес пострадал сильнее всего, и оказанная правительством финансовая помощь не смогла пока и близко компенсировать этих потерь. Организационно по предприятиям ударили ограничения, а о внушительной финансовой опоре на упавший и в натуральном, и даже в денежном выражении потребительский спрос говорить пока слишком рано. 

Даже перед теми компаниями, кому удалось получить льготные кредиты не только на поддержание фонда заработной платы, но и разжиться свободными средствами на цели развития, стоит дилемма: а стоит ли вкладываться в полномасштабное восстановление ассортимента, или тем более в расширение производственных позиций или в новые технологические решения, если доходы и населения, и компаний-партнёров по-прежнему ограничивают возможность быстрой реализации большинства товаров и услуг. Издержки бизнеса из-за закредитованности и роста транспортных, складских расходов по-прежнему велики, ограничивая рентабельность.  

Впрочем, лучи света, которые могли бы внести хотя бы на длинном горизонте в ситуацию перелом, просматриваются. В послании президент чётко обозначил, что меры налоговой поддержки малого бизнеса в виде пониженной до 15% ставки социальных сборов - останутся на регулярной основе. Для предпринимателя это важная статья экономии. 

Интересно прозвучали в послании и прозрачные намёки в адрес капитанов российского сырьевого бизнеса, чьи доходы возросли и по экспортным статьям, и на внутреннем рынке - о возможности пересмотреть налоговые акценты, в зависимости от того, какая доля рекордной выручки будет вложена в развитие, и как она будет перераспределена. 

«Если речь, допустим, пойдёт о возрождении не раз озвученных первым вице-премьером Андреем Белоусовым мыслей о затягивании налоговых гаек для наиболее успешных секторов российского экспорта - металлургов, нефтяников, производителей удобрений - то это помогло бы не столько даже пополнить бюджет на цели развития остальных несырьевых секторов, сколько сблизить уровни рентабельности от вложенных средств. В этом случае, большой бизнес может прийти к необходимости направлять часть свободных средств не только на добычу новых богатств из недр земли, но и на венчурное инвестирование в перспективные малые и средние стартапы», - говорит Пётр Пушкарёв. 

Но это долгосрочные течения, которые могут способствовать становлению частного бизнеса с более массовой занятостью, а значит и доходов занятых в нём людей, на более длинном горизонте в 5-7 лет и более. О немедленных же ожиданиях подъёма в малом бизнесе говорить пока особо не приходится, повторяет эксперт. Если только не иметь ввиду возможный чисто валовой прирост выручки на инфляционной волне, который однако не будет означать ни прироста прибылей в реальном исчислении, ни тем более серьёзных структурных подвижек в нашей экономике. 

Возможно, чтобы дать толчок восстановлению пострадавших в пандемию малых и средних предприятий, потребуются ещё и совместные конкретизированные программы государства и банков по списанию и реструктуризации накопленных в последние годы кредитных задолженностей, которые во многих случаях словно привязанный камень просто тянут бизнес ко дну, одновременно заставляя предпринимателей, а затем по цепочке и торговые сети, ещё и поднимать отпускные цены в условиях и так-то сдержанного спроса.

Очевидно, считает Пётр Пушкарёв, что такого рода вопросы требуют и комплексных решений, возможно в рамках прописанных под эти цели новых и специализированных госпрограмм по снижению финансовой нагрузки на малый и средний бизнес. Спасение утопающих не должно в данном случае остаться делом самих утопающих: нужно, например, соинвестирование от государственных фондов при посредничестве банков, когда в живой и желающий развиваться бизнес на каждый рубль инвестиций государство также может вложить на время свою долю. Требуются программы, подобные РФПИ, только распространённые на гораздо более широкий спектр бизнес-проектов
Другие новости раздела: Экономика

Россия / Экономика

Запасов угля в России хватит на 350 лет

Заявили в Минэнерго

Экономика / Бизнес

Совладелец «Б.Ю. Александров» потребовал вернуть ему 85% компании

Которые он ранее подарил топ-менеджерам

Экономика / Бизнес

Международное энергетическое агентство спрогнозировало падение цен на нефть

До $36 за баррель к 2030 году - по одному из сценариев

Популярное в сети

Экономика / Бизнес

В июле 2022 года в России начнет работу новый лоукостер

Его создаст группа компаний S7 Group

Политика / Происшествия

Россиянина и гражданина Армении обвинили в шпионаже в пользу Украины

Они передавали данные о зенитно-ракетных системах С-300

Общество / Россия

Браки в России станут регистрировать на дому и в больницах

Таково решение Минюрта России

Общество

Помогите спасти Алину

У годовалого ребенка очень сложный диагноз

Экономика / Происшествия

Суд Москвы суд впервые оштрафовал Googlе на три млн рублей

Из-за отказа локализовать данные россиян

Похожие публикации

Экономика

В нижегородской области наблюдается устойчивый рост малого и среднего бизнеса

В Нижегородской области надо создавать 400-500 новых малых и средних предприятий ежегодно

Экономика

Кудрин: Российская экономика попала в «застойную яму»

В настоящее время потенциальные темпы роста российской экономики составляют примерно 1,6%

Экономика

Госдума приняла закон о федеральном бюджете на 2019–2021 годы

Доходы в 2019 году составят 19,969 трлн рублей, в 2020 году – 20,218 трлн рублей и в 2021 году – 20,978 трлн рублей

Россия / Экономика

В России возможен резкий скачок цен на бензин

Однако в текущем году лимит повышения цен уже выбран

Экономика

Главы малого и среднего бизнеса в России оценили свое положение как «катастрофу»

Возможность возрождения работы они оценивают в 50% и ниже

Экономика

После отмены карантина обороты российского бизнеса выросли на 60%

Самый большой прирост зафиксирован в Ленинградской области