Предотвратит ли Трамп «бурбонский бум»?
Если президент Трамп последует своей угрозе введения тарифов на импорт стали, стоит ожидать немедленного реагирования со стороны Европейского союза, включая прекращение импорта американского виски в ЕС.

Это может показаться странно несоразмерным выбором. Каждому нужна сталь; бурбон же - это просто модная причуда и неотъемлемая составляющая образа «своего парня», так ведь?

Фактически, карательный тариф на бурбон и другие виды американского виски был бы как символическим, так и материальным ударом, так как  уникальный американского продукт чрезвычайно популярен за рубежом.

Цель г-на Трампа добиваться лучших торговых сделок для американского народа заслуживает похвалы, было  сделано все возможное, чтобы добавить рабочие места в некоторые из многострадальных отраслей Америки. Но очень немногие отрасли действительно являются внутренними, без каких-либо интересов за рубежом, и когда страдает свободная торговля, они также страдают.

Но почему бурбон? Представители властных структур явно не глупы, когда они хотят поквитаться, то бьют по большому месту, что не всегда очевидно.

Рассмотрим недавнюю «торговую битву» между Соединенными Штатами и Европейским союзом. В 2009 году Вашингтон наложил 300-процентный тариф на сыр Рокфор, чтобы заставить Брюссель снять запрет на американскую говядину. Сыр Рокфор, может, и не стратегической продукт европейской промышленности, но это  то, за счёт чего живут многие французские деревни, и поэтому ЕС в итоге смягчил запрет.
Кентукки и Теннесси сталкиваются с подобным финансовым бременем. Благодаря тому, что Америка сейчас экспортирует алкоголь в размере 1 миллиарда долларов, в течение следующих шести лет ликероводочные заводы в Кентукки будут инвестировать более 1 миллиарда долларов в расширение и новые объекты.

В сельском Линчберге, штат Теннеси, винодельческий завод Джека Дэниела претерпевает экспансию в размере 140 миллионов долларов, что также стало возможным благодаря его взрывоопасному росту за рубежом, где он продает 65 процентов своей продукции. Излишне говорить, что ответный тариф на виски разрушил бы эти планы, а многие рабочие места в Линчбурге, на которые полагаются люди, подвергались риску.
Надвигающаяся торговая война не является единственной проблемой отрасли. Решение г-на Трампа в начале своего срока выйти из Транс-Тихоокеанского партнерства и его отвращение к торговым пактам в целом подрывает многие долгосрочные стратегии роста американских экспортеров, которые в значительной степени зависят от зарубежных рынков.

Рассмотри Вьетнам, член ТЭС, который увеличил импорт американских спиртных напитков на 173,9 процента в период между 2015 и 2016 годами до 45,9 миллиона долларов, что делает его самым быстрорастущим импортером категории. Согласно торговой сделке, страна, как ожидается, резко увеличит потребление американского виски.

Без американского членства в ТЭС пакт на 12 стран, который создал нулевые тарифы для американской продукции, 45-процентная пошлина во Вьетнаме на бурбон и другие дистиллированные спиртные напитки больше не будет отменена, что в корне поменяет сложившуюся ситуацию.
Речь идет не только о тарифах. Когда вы продаете «Америку» за границей, вам нужно, чтобы никто не копировал бренд. Но при отсутствии торговых соглашений другие страны могут свободно продавать свои собственные версии американской продукции. Подобно шампанскому и коньяку, защита имени бурбона в основном зависит от торговых сделок, которые устанавливают стандарты и определения.

Торговые сделки также создают структуры для борьбы с контрафакцией, еще одна большая проблема для экспортеров. Азиатские страны уже представляют собой большой контрафактный риск для знаковых брендов, таких как Jack Daniel и Maker’s Mark.  И хоть Транс-Тихоокеанское партнерство не полностью ограничивает эту проблему, это дало бы американским ликеро-водочным компаниям более серьезную правовую защиту.Конечно, ТЭС - это не единственная цель мистера Трампа. Президент хочет пересмотреть Североамериканское соглашение о свободной торговле и, возможно, наложить 20-процентный тариф на мексиканскую продукцию.

Опять же, это поражает отрасль спиртных напитков удивительными способами. Как и многие успешные американские компании, ликеро-водочные компании имеют глобальную диверсификацию. Heaven Hill и Sazerac, которые производят Эван Уильямс и Буффало Трейс Бурбоны, являются семейными компаниями с обширной историей в Америке, которые в то же время имеют большой заграничный охват.

Поскольку текила не может быть произведена в Соединенных Штатах, она обладает географической защитой, подобной бурбону, и может быть произведена только в Мексике. Торговая политика г-на Трампа повредит американским компаниям, которые владеют, импортируют или продают текилу. И если США выйдут из НАФТА, то можно будет увидеть распространение мексиканских компаний, внезапно производящих «бурбон».
Алкогольный бизнес - относительно небольшая часть американской экономики. Но виски играет роль флагманского экспорта, символа «Америки» за рубежом. Проблемы, возникшие в этой отрасли, едва ли уникальны - те же проблемы, с которыми сталкивается виски в рамках торговой политики в Америке, будут  появляться в бесчисленных отраслях, ориентированных на экспорт. Сложно спорить с г-ном Трампом, когда он говорит, что хочет, чтобы торговая политика создавала больше рабочих мест, улучшала оплату и обеспечивала справедливую игру за рубежом. Но угрожающие тарифы и отмена торговых сделок могут стать бумерангом, ущемляющим те самые секторы экономики, которые он пытается защитить.

Экономика


Предотвратит ли Трамп «бурбонский бум»?

Если президент Трамп последует своей угрозе введения тарифов на импорт стали, стоит ожидать немедленного реагирования со стороны Европейского союза, включая прекращение импорта американского виски в ЕС.

Это может показаться странно несоразмерным выбором. Каждому нужна сталь; бурбон же - это просто модная причуда и неотъемлемая составляющая образа «своего парня», так ведь?

Фактически, карательный тариф на бурбон и другие виды американского виски был бы как символическим, так и материальным ударом, так как  уникальный американского продукт чрезвычайно популярен за рубежом.

Цель г-на Трампа добиваться лучших торговых сделок для американского народа заслуживает похвалы, было  сделано все возможное, чтобы добавить рабочие места в некоторые из многострадальных отраслей Америки. Но очень немногие отрасли действительно являются внутренними, без каких-либо интересов за рубежом, и когда страдает свободная торговля, они также страдают.

Но почему бурбон? Представители властных структур явно не глупы, когда они хотят поквитаться, то бьют по большому месту, что не всегда очевидно.

Рассмотрим недавнюю «торговую битву» между Соединенными Штатами и Европейским союзом. В 2009 году Вашингтон наложил 300-процентный тариф на сыр Рокфор, чтобы заставить Брюссель снять запрет на американскую говядину. Сыр Рокфор, может, и не стратегической продукт европейской промышленности, но это  то, за счёт чего живут многие французские деревни, и поэтому ЕС в итоге смягчил запрет.
Кентукки и Теннесси сталкиваются с подобным финансовым бременем. Благодаря тому, что Америка сейчас экспортирует алкоголь в размере 1 миллиарда долларов, в течение следующих шести лет ликероводочные заводы в Кентукки будут инвестировать более 1 миллиарда долларов в расширение и новые объекты.

В сельском Линчберге, штат Теннеси, винодельческий завод Джека Дэниела претерпевает экспансию в размере 140 миллионов долларов, что также стало возможным благодаря его взрывоопасному росту за рубежом, где он продает 65 процентов своей продукции. Излишне говорить, что ответный тариф на виски разрушил бы эти планы, а многие рабочие места в Линчбурге, на которые полагаются люди, подвергались риску.
Надвигающаяся торговая война не является единственной проблемой отрасли. Решение г-на Трампа в начале своего срока выйти из Транс-Тихоокеанского партнерства и его отвращение к торговым пактам в целом подрывает многие долгосрочные стратегии роста американских экспортеров, которые в значительной степени зависят от зарубежных рынков.

Рассмотри Вьетнам, член ТЭС, который увеличил импорт американских спиртных напитков на 173,9 процента в период между 2015 и 2016 годами до 45,9 миллиона долларов, что делает его самым быстрорастущим импортером категории. Согласно торговой сделке, страна, как ожидается, резко увеличит потребление американского виски.

Без американского членства в ТЭС пакт на 12 стран, который создал нулевые тарифы для американской продукции, 45-процентная пошлина во Вьетнаме на бурбон и другие дистиллированные спиртные напитки больше не будет отменена, что в корне поменяет сложившуюся ситуацию.
Речь идет не только о тарифах. Когда вы продаете «Америку» за границей, вам нужно, чтобы никто не копировал бренд. Но при отсутствии торговых соглашений другие страны могут свободно продавать свои собственные версии американской продукции. Подобно шампанскому и коньяку, защита имени бурбона в основном зависит от торговых сделок, которые устанавливают стандарты и определения.

Торговые сделки также создают структуры для борьбы с контрафакцией, еще одна большая проблема для экспортеров. Азиатские страны уже представляют собой большой контрафактный риск для знаковых брендов, таких как Jack Daniel и Maker’s Mark.  И хоть Транс-Тихоокеанское партнерство не полностью ограничивает эту проблему, это дало бы американским ликеро-водочным компаниям более серьезную правовую защиту.Конечно, ТЭС - это не единственная цель мистера Трампа. Президент хочет пересмотреть Североамериканское соглашение о свободной торговле и, возможно, наложить 20-процентный тариф на мексиканскую продукцию.

Опять же, это поражает отрасль спиртных напитков удивительными способами. Как и многие успешные американские компании, ликеро-водочные компании имеют глобальную диверсификацию. Heaven Hill и Sazerac, которые производят Эван Уильямс и Буффало Трейс Бурбоны, являются семейными компаниями с обширной историей в Америке, которые в то же время имеют большой заграничный охват.

Поскольку текила не может быть произведена в Соединенных Штатах, она обладает географической защитой, подобной бурбону, и может быть произведена только в Мексике. Торговая политика г-на Трампа повредит американским компаниям, которые владеют, импортируют или продают текилу. И если США выйдут из НАФТА, то можно будет увидеть распространение мексиканских компаний, внезапно производящих «бурбон».
Алкогольный бизнес - относительно небольшая часть американской экономики. Но виски играет роль флагманского экспорта, символа «Америки» за рубежом. Проблемы, возникшие в этой отрасли, едва ли уникальны - те же проблемы, с которыми сталкивается виски в рамках торговой политики в Америке, будут  появляться в бесчисленных отраслях, ориентированных на экспорт. Сложно спорить с г-ном Трампом, когда он говорит, что хочет, чтобы торговая политика создавала больше рабочих мест, улучшала оплату и обеспечивала справедливую игру за рубежом. Но угрожающие тарифы и отмена торговых сделок могут стать бумерангом, ущемляющим те самые секторы экономики, которые он пытается защитить.


» » Предотвратит ли Трамп «бурбонский бум»?


Новости партнеров


Загрузка...

Читайте также


Что пишут в @блогах


Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии

Гороскоп на неделю

Видео

Мнения

День в истории

Последнее в @блогах