В МИДе рассказали почему Россия против запрета на ядерное оружие

Россия против запрета на ядерное оружие, потому что этот договор противоречит национальным интересам страны. Об этом рассказал директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Михаил Ульянов. По его словам, этот документ «противоречит национальным интересам России и российскому видению того, как следует продвигаться по пути ядерного разоружения».


"Мы всегда подтверждали, что разделяем цель построения безъядерного мира, неоднократно присоединялись к политически обязывающим декларациям на этот счет, но неизменно подчеркивали, что это долгосрочная цель, движение к которой должно быть поэтапным, и что работа в этом направлении должна вестись в условиях укрепления стратегической стабильности и с учетом национальных интересов безопасности всех стран, включая, разумеется, Россию. По сути дела вопрос состоит в том, как и когда освобождаться от ядерных арсеналов, как и когда вводить запрет на ядерное оружие. Наверное, на каком-то этапе такой запрет станет целесообразным, но это произойдет на одной из последних стадий процесса ядерного разоружения – чтобы обеспечить необратимость достигнутых результатов. Сейчас ставить вопрос о запрещении ядерного оружия явно преждевременно",- отметил Михаил Ульянов.


Также Ульянов уточнил, что когда в прошлом году на Генеральной Ассамблее ООН принималось решение о проведении переговоров по этой теме, было четкое впечатление, что речь идет о введении тотального запрета на ядерные вооружения в планетарных масштабах. На самом деле, как стало понятно при ознакомлении с окончательным текстом проекта договора, в нем этого нет. Переговорщики все-таки поумерили амбиции. Согласованные ими запретительные меры распространяются исключительно на государства-участники нового соглашения. На Россию новый договор никаких обязательств не накладывает.


"Стоит также отметить, что если гипотетически Россия или какая-то иная ядерная держава вдруг примет решение освободиться от ядерных арсеналов и присоединиться к ДЗЯО, то тогда в соответствии с этим договором она должна осуществить целый ряд шагов: от объявления запасов оружия и снятия их с боевого дежурства до достижения соглашения с неким пока неизвестным компетентным международным органом относительно плана работ по уничтожению. Это предполагает регулярную отчетность о проделанной работе, а также почти неизбежные понукания в адрес разоружающейся ядерной державы, если она выбивается из графика, и так далее, и тому подобное. Вам это нравится? Мне нет. Если предположить, что на каком-то этапе в Москве будет сочтено целесообразным подсократить ядерные арсеналы сверх того, о чем идет речь в нынешнем российско-американском Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), то с практической точки зрения делать это надо либо на основе национальных решений, либо – лучше – на основе соглашения с другими обладателями ядерного оружия. А ставить себя под столь жесткий контроль со стороны пока еще неведомого компетентного международного органа, мне лично разумным не кажется",-добавил Ульянов.


Кстати, за 30 лет с 1987 года, когда был подписан Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), Россия и США сократили примерно по 85% своих ядерных арсеналов, то есть в четыре с лишним раза. Кроме того, в рамках односторонних президентских инициатив начала 90-х годов мы сократили три четверти запасов нестратегического ядерного оружия.


"Наконец, приведу еще две цифры. На обзорных конференциях по выполнению ДНЯО ядерные державы обычно отчитываются о проделанной работе по разоружению. Так вот: на обзорной конференции 2010 года мы сообщили, что у России имеется 3900 оперативно развернутых ядерных боезарядов, а уже на следующей конференции в 2015 году объявили, что их число сократилось до 1582. То есть всего за пять лет – в два с половиной раза. Разве это «очень медленно» и «мало»? Ведь это огромный труд и большие финансовые затраты. Поэтому, когда нам говорят, что мы чуть ли не саботируем выполнение статьи VI ДНЯО, это обескураживает и представляется как минимум нечестным и беспардонным. Мы с такими оценками согласиться категорически не можем. В том, что касается России, обязательства выполняются", - считает Михаил Ульянов.


Также Ульянов  добавил, что сокращение ядерных арсеналов происходит не в вакууме, а в условиях современного мира, который очень далек от совершенства. Он становится все более турбулентным, конфликтным и непредсказуемым. Поэтому мы призываем подходить к задаче ядерного разоружения более трезво и реалистично. Себе в ущерб разоружаться никто не будет. В нынешних условиях ставить вопрос о полном отказе от ядерных арсеналов – несерьезно и даже безответственно. Ядерное оружие объективно является одной из скреп международной безопасности. Это может кому-то не нравиться, но такова реальность. В первой половине XX века прошли две мировые войны. С 1945 года ни одной мировой войны не было. Все конфликты, пусть даже самые кровопролитные, были все-таки локальными, а не планетарными. Думаю, что здесь сыграли роль многие факторы, включая создание ООН, которая, как бы ее подчас ни критиковали, выполняет важнейшую функцию поддержания международного мира и безопасности. Но и ядерное оружие, несомненно, стало одним из факторов, который помог избежать новой мировой войны. И если в одночасье эту скрепу выдернуть, отказаться от ядерного оружия, то боюсь, что вся конструкция международной безопасности как минимум сильно пошатнется с непредсказуемыми последствиями.

Политика


В МИДе рассказали почему Россия против запрета на ядерное оружие

Лого NewsRussia.Today

Россия против запрета на ядерное оружие, потому что этот договор противоречит национальным интересам страны. Об этом рассказал директор Департамента по вопросам нераспространения и контроля над вооружениями МИД России Михаил Ульянов. По его словам, этот документ «противоречит национальным интересам России и российскому видению того, как следует продвигаться по пути ядерного разоружения».


"Мы всегда подтверждали, что разделяем цель построения безъядерного мира, неоднократно присоединялись к политически обязывающим декларациям на этот счет, но неизменно подчеркивали, что это долгосрочная цель, движение к которой должно быть поэтапным, и что работа в этом направлении должна вестись в условиях укрепления стратегической стабильности и с учетом национальных интересов безопасности всех стран, включая, разумеется, Россию. По сути дела вопрос состоит в том, как и когда освобождаться от ядерных арсеналов, как и когда вводить запрет на ядерное оружие. Наверное, на каком-то этапе такой запрет станет целесообразным, но это произойдет на одной из последних стадий процесса ядерного разоружения – чтобы обеспечить необратимость достигнутых результатов. Сейчас ставить вопрос о запрещении ядерного оружия явно преждевременно",- отметил Михаил Ульянов.


Также Ульянов уточнил, что когда в прошлом году на Генеральной Ассамблее ООН принималось решение о проведении переговоров по этой теме, было четкое впечатление, что речь идет о введении тотального запрета на ядерные вооружения в планетарных масштабах. На самом деле, как стало понятно при ознакомлении с окончательным текстом проекта договора, в нем этого нет. Переговорщики все-таки поумерили амбиции. Согласованные ими запретительные меры распространяются исключительно на государства-участники нового соглашения. На Россию новый договор никаких обязательств не накладывает.


"Стоит также отметить, что если гипотетически Россия или какая-то иная ядерная держава вдруг примет решение освободиться от ядерных арсеналов и присоединиться к ДЗЯО, то тогда в соответствии с этим договором она должна осуществить целый ряд шагов: от объявления запасов оружия и снятия их с боевого дежурства до достижения соглашения с неким пока неизвестным компетентным международным органом относительно плана работ по уничтожению. Это предполагает регулярную отчетность о проделанной работе, а также почти неизбежные понукания в адрес разоружающейся ядерной державы, если она выбивается из графика, и так далее, и тому подобное. Вам это нравится? Мне нет. Если предположить, что на каком-то этапе в Москве будет сочтено целесообразным подсократить ядерные арсеналы сверх того, о чем идет речь в нынешнем российско-американском Договоре о сокращении стратегических наступательных вооружений (ДСНВ), то с практической точки зрения делать это надо либо на основе национальных решений, либо – лучше – на основе соглашения с другими обладателями ядерного оружия. А ставить себя под столь жесткий контроль со стороны пока еще неведомого компетентного международного органа, мне лично разумным не кажется",-добавил Ульянов.


Кстати, за 30 лет с 1987 года, когда был подписан Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), Россия и США сократили примерно по 85% своих ядерных арсеналов, то есть в четыре с лишним раза. Кроме того, в рамках односторонних президентских инициатив начала 90-х годов мы сократили три четверти запасов нестратегического ядерного оружия.


"Наконец, приведу еще две цифры. На обзорных конференциях по выполнению ДНЯО ядерные державы обычно отчитываются о проделанной работе по разоружению. Так вот: на обзорной конференции 2010 года мы сообщили, что у России имеется 3900 оперативно развернутых ядерных боезарядов, а уже на следующей конференции в 2015 году объявили, что их число сократилось до 1582. То есть всего за пять лет – в два с половиной раза. Разве это «очень медленно» и «мало»? Ведь это огромный труд и большие финансовые затраты. Поэтому, когда нам говорят, что мы чуть ли не саботируем выполнение статьи VI ДНЯО, это обескураживает и представляется как минимум нечестным и беспардонным. Мы с такими оценками согласиться категорически не можем. В том, что касается России, обязательства выполняются", - считает Михаил Ульянов.


Также Ульянов  добавил, что сокращение ядерных арсеналов происходит не в вакууме, а в условиях современного мира, который очень далек от совершенства. Он становится все более турбулентным, конфликтным и непредсказуемым. Поэтому мы призываем подходить к задаче ядерного разоружения более трезво и реалистично. Себе в ущерб разоружаться никто не будет. В нынешних условиях ставить вопрос о полном отказе от ядерных арсеналов – несерьезно и даже безответственно. Ядерное оружие объективно является одной из скреп международной безопасности. Это может кому-то не нравиться, но такова реальность. В первой половине XX века прошли две мировые войны. С 1945 года ни одной мировой войны не было. Все конфликты, пусть даже самые кровопролитные, были все-таки локальными, а не планетарными. Думаю, что здесь сыграли роль многие факторы, включая создание ООН, которая, как бы ее подчас ни критиковали, выполняет важнейшую функцию поддержания международного мира и безопасности. Но и ядерное оружие, несомненно, стало одним из факторов, который помог избежать новой мировой войны. И если в одночасье эту скрепу выдернуть, отказаться от ядерного оружия, то боюсь, что вся конструкция международной безопасности как минимум сильно пошатнется с непредсказуемыми последствиями.



» » В МИДе рассказали почему Россия против запрета на ядерное оружие


Новости партнеров


Загрузка...

Читайте также


Что пишут в @блогах


Я бросаю курить!

Почему, зачастую, некурящие так критически, а порой, и негативно,...

Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии

Гороскоп на неделю

Видео

Мнения

День в истории

Последнее в @блогах