Джуд Лоу — вечно молодой Папа
Актер Джуд Лоу по праву считается одним из самых привлекательных мужчин в мире. Однако его кинематографическая карьера вызывает не меньшее восхищение, нежели внешность. Значительную популярность Джуду принесла его работа в фильме «Капитан Марвел», не говоря уже о телевизионных проектах – «Молодой Папа» и «Новый Папа». Двукратный претендент на премию «Оскар» ответил на несколько вопросов для Newsrussia.media.

- Джуд, снимаясь в нашумевшем фильме «Капитан Марвел» вы впервые участвовали в картине, основанной на комиксах?

- Нет, такой опыт у меня все-таки имелся. Между прочим, в свое время мне настоятельно предлагали сыграть одного из самых культовых супергероев – Супермена. И я уже был готов согласиться и даже примерял его знаменитый облегающий костюм с символическим знаком на нем, но вдруг, посмотрев на себя в зеркало, подумал: «И в таком виде я буду висеть на огромных билбордах по всему миру?» Почему-то именно эта перспектива меня ужасно смутила, и я решил отказаться. Быть может, поэтому теперь без колебаний согласился.


- Чем вас привлек «Капитан Марвел»?

- Это очень изобретательный фильм, настоящий парад специальных эффектов.


- В свое время после нескольких удачных ролей вы удивили весь мир фильмом «Талантливый мистер Рипли» режиссера Энтони Мингеллы. Пришла шумная слава. Вы ожидали подобной реакции?

- Я, конечно, понимал: это был уникальный шанс проявить себя – роль потрясающая. Но когда пошли восторженные отзывы, пришел фантастический успех, я был слегка шокирован. Сейчас могу признаться, что оказался не готов к такой бурной реакции. Не говорю даже о том, что меня стали узнавать на улицах и буквально не давали прохода журналисты. Это еще полбеды. Меня как-то особенно потряс случайно увиденный в одном таблоиде фоторепортаж наиболее активного папарацци после моей обычной прогулки с сыном. До этого я наивно полагал, что подобные материалы каким-то образом инспирируются самими звездами и в душе даже осуждал их за это. Но на сей раз стало понятно: нас реально выследили! Я не подозревал о какой-либо съемке, и мне стало по-настоящему неловко – не за себя, а за сына. Если для меня это издержки профессии, то он в чем виноват? Ведь ребенок, сам того не желая, становится объектом назойливого внимания!


- Наверняка после роли Папы ажиотаж вокруг вашего имени в разы увеличился. Как вы преодолевали «издержки» популярности?

- Честно говоря, поначалу меня это просто парализовало. Затем пришло осознание: надо что-то делать. Сейчас могу сказать, что обратился тогда за помощью к психоаналитику. И не жалею об этом – он многое помог расставить по своим местам, и у меня созрело четкое понимание того, что моя реальная жизнь, и с излишним вниманием придется мириться, соблюдая ряд не очень сложных правил и не выставляя при этом ничего лишнего напоказ. Со временем, не без труда, мне это удалось, и положительные результаты не заставили себя ждать. С тех пор повышенное внимание раздражает меня не больше, чем капризы погоды. Осадки, конечно, неприятны, но против них все-таки существует защита.


- «Талантливый мистер Рипли» - не единственный фильм, на котором вы сотрудничали с Энтони Мингеллой. Как вам работалось с этим режиссером?

- Когда я впервые посмотрел его отмеченного множеством «Оскаров» «Английского пациента», подумал: «Удивительный постановщик». И вот спустя некоторое время мы встретились на съемочной площадке, и я понял, что не ошибся, это мой режиссер. Мы понимали друг друга с полуслова. Его такой ранний уход был для меня сильным ударом, невосполнимой утратой. Действительно невосполнимой.


- Но вам удалось участвовать в фильме другого прославленного режиссера – сериалах «Молодой Папа» и «Новый Папа» Паоло Соррентино. Этот мастер не сумел заменить вам Энтони?

- О, это абсолютно разные люди. Паоло – истинный итальянец, эмоциональный, чувственный. Разумеется, мне это нравится. Но он немногословный, даже молчаливый. Только с Энтони мы могли поделиться житейскими переживаниями, напрямую не связанными с работой.


- Говоря о Папе, напрашивается вопрос: как вы после серьезных театральных и кино ролей решились на телевизионный проект?

- Сниматься у этого постановщика я бы, наверно, согласился в любом фильме – то, что он телевизионный, совсем неважно для меня. Чего стоят его «Великая красота» и «Молодость»! Смотреть их можно бесконечно. Тем более что задумка «Молодого Папы» была предельно необычной и невероятно интригующей. Могу сказать, что мне польстил тот факт, что выбор Паоло на главную роль пал именно на меня. Разумеется, я согласился, хотя волнение присутствовало: смогу ли, не подведу ли всю съемочную группу? Кажется, режиссер был больше уверен во мне, чем я сам. А еще в значительной мере поддержала моя партнерша Дайан Китон. Она сказала, что будучи комедийной актрисой, с азартом взялась за свою роль. А что же мешает мне, не сильно меняя амплуа? Впрочем, я не совсем согласен с тем, что она мастер только комедии, это не так: чтобы быть музой Вуди Аллена, необходимо обладать всей актерской палитрой. Но ее слова повлияли на мое восприятие предстоящей работы. И я ожидаемо получил истинное наслаждение от сотрудничества с Дайан.


- В «Молодости» Соррентино играет Майкл Кейн, несколько ролей которого на экране вы повторили. Не хотели бы через какое-то время сыграть и эту?

- Трудно сказать, как всё сложится. Возможно, «Молодость» никто не будет пытаться повторить. Относительно «Алфи» (в российском прокате «Красавчик Алфи» - Д.В.), могу сказать: это была знаковая роль для Кейна, своего рода потрет определенной части поколения 1960-х, и в наше время эта тема оказалась не так актуальна, хотя действие, разумеется, перенесено. Просто сейчас циников намного больше, чем было тогда. Что касается «Сыщика», это известная пьеса, и ее очередная экранизация спустя несколько десятилетий ничего, в сущности, не добавило в ее содержание. Это лишь очередное прочтение. Так что моя «реинкарнация» роли Кейна здесь весьма условна. Хотя сравнение с этим блестящим артистом мне, конечно, льстит.


- На экране вам удалось воплотить русские характеры: в фильме «Враг у ворот» вы сыграли легендарного советского снайпера, героя Сталинградской битвы Василия Зайцева, в «Анне Карениной» - супруга главной героини. Трудно было постигать таинства русской души?

- Помню, при работе над «Врагом у ворот» меня несколько разочаровало то, что снимать мы будем не в России: всё-таки окружающая обстановка помогает проникнуться необходимой атмосферой. Что касается экранизации Льва Толстого, могу сказать: обманутые мужья в разных странах не сильно отличаются друг от друга, поэтому особых проблем у меня не возникало.


- Недавно вы сыграли другого классического персонажа – уже из детской литературы. В фильме «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» вам была предложена роль Альбуса Дамблдора. Вы приняли предложение без колебаний?

- Фильмы и книги про Гарри Поттера очень любят мои дети, а раз они – значит, и я, их отец, с интересом отношусь к персонажам этой «империи». Приобщиться к ней, я думаю, любопытно каждому актеру, который стремится обогатить и разнообразить свое творчество. Я не исключение. Кроме того, мне удалось побеседовать с автором книг Джоан Роулинг, которая рассказала много ценного о Дамблдоре. Того, что не всегда постигнешь во время чтения. После такой подготовки мне еще сильнее захотелось его сыграть, и работа эта стала для меня чрезвычайно важной.


- Не удивило ли вас то, что сериал «Молодой Папа» был продолжен?

- Разумеется, я полюбил своего героя, и мне хотелось снова оказаться в его образе. После окончания «Молодого Папы», по мнению Соррентино, осталась какая-то недосказанность, ему захотелось внести в содержание дополнительные сюжетные линии. Но, на лично мой взгляд, всё-таки определенный риск оставался: как примут зрители «Нового Папу», не наступит ли разочарование от проекта? Я поделился своими сомнениями с Паоло. Тот посмотрел на меня так, как может только он, и сказал: «Джуд, перестань волноваться. Если ты будешь играть так, как это делал в первый раз, всё у нас получится». Эти слова мгновенно придали мне уверенности: раз Соррентино так считает, он знает, о чем говорит.


Редакция выражает благодарность компании «Уолт Дисней Компани СНГ» за помощь в создании данного материала.

Шоубизнес


Джуд Лоу — вечно молодой Папа

Актер Джуд Лоу по праву считается одним из самых привлекательных мужчин в мире. Однако его кинематографическая карьера вызывает не меньшее восхищение, нежели внешность. Значительную популярность Джуду принесла его работа в фильме «Капитан Марвел», не говоря уже о телевизионных проектах – «Молодой Папа» и «Новый Папа». Двукратный претендент на премию «Оскар» ответил на несколько вопросов для Newsrussia.media.

- Джуд, снимаясь в нашумевшем фильме «Капитан Марвел» вы впервые участвовали в картине, основанной на комиксах?

- Нет, такой опыт у меня все-таки имелся. Между прочим, в свое время мне настоятельно предлагали сыграть одного из самых культовых супергероев – Супермена. И я уже был готов согласиться и даже примерял его знаменитый облегающий костюм с символическим знаком на нем, но вдруг, посмотрев на себя в зеркало, подумал: «И в таком виде я буду висеть на огромных билбордах по всему миру?» Почему-то именно эта перспектива меня ужасно смутила, и я решил отказаться. Быть может, поэтому теперь без колебаний согласился.


- Чем вас привлек «Капитан Марвел»?

- Это очень изобретательный фильм, настоящий парад специальных эффектов.


- В свое время после нескольких удачных ролей вы удивили весь мир фильмом «Талантливый мистер Рипли» режиссера Энтони Мингеллы. Пришла шумная слава. Вы ожидали подобной реакции?

- Я, конечно, понимал: это был уникальный шанс проявить себя – роль потрясающая. Но когда пошли восторженные отзывы, пришел фантастический успех, я был слегка шокирован. Сейчас могу признаться, что оказался не готов к такой бурной реакции. Не говорю даже о том, что меня стали узнавать на улицах и буквально не давали прохода журналисты. Это еще полбеды. Меня как-то особенно потряс случайно увиденный в одном таблоиде фоторепортаж наиболее активного папарацци после моей обычной прогулки с сыном. До этого я наивно полагал, что подобные материалы каким-то образом инспирируются самими звездами и в душе даже осуждал их за это. Но на сей раз стало понятно: нас реально выследили! Я не подозревал о какой-либо съемке, и мне стало по-настоящему неловко – не за себя, а за сына. Если для меня это издержки профессии, то он в чем виноват? Ведь ребенок, сам того не желая, становится объектом назойливого внимания!


- Наверняка после роли Папы ажиотаж вокруг вашего имени в разы увеличился. Как вы преодолевали «издержки» популярности?

- Честно говоря, поначалу меня это просто парализовало. Затем пришло осознание: надо что-то делать. Сейчас могу сказать, что обратился тогда за помощью к психоаналитику. И не жалею об этом – он многое помог расставить по своим местам, и у меня созрело четкое понимание того, что моя реальная жизнь, и с излишним вниманием придется мириться, соблюдая ряд не очень сложных правил и не выставляя при этом ничего лишнего напоказ. Со временем, не без труда, мне это удалось, и положительные результаты не заставили себя ждать. С тех пор повышенное внимание раздражает меня не больше, чем капризы погоды. Осадки, конечно, неприятны, но против них все-таки существует защита.


- «Талантливый мистер Рипли» - не единственный фильм, на котором вы сотрудничали с Энтони Мингеллой. Как вам работалось с этим режиссером?

- Когда я впервые посмотрел его отмеченного множеством «Оскаров» «Английского пациента», подумал: «Удивительный постановщик». И вот спустя некоторое время мы встретились на съемочной площадке, и я понял, что не ошибся, это мой режиссер. Мы понимали друг друга с полуслова. Его такой ранний уход был для меня сильным ударом, невосполнимой утратой. Действительно невосполнимой.


- Но вам удалось участвовать в фильме другого прославленного режиссера – сериалах «Молодой Папа» и «Новый Папа» Паоло Соррентино. Этот мастер не сумел заменить вам Энтони?

- О, это абсолютно разные люди. Паоло – истинный итальянец, эмоциональный, чувственный. Разумеется, мне это нравится. Но он немногословный, даже молчаливый. Только с Энтони мы могли поделиться житейскими переживаниями, напрямую не связанными с работой.


- Говоря о Папе, напрашивается вопрос: как вы после серьезных театральных и кино ролей решились на телевизионный проект?

- Сниматься у этого постановщика я бы, наверно, согласился в любом фильме – то, что он телевизионный, совсем неважно для меня. Чего стоят его «Великая красота» и «Молодость»! Смотреть их можно бесконечно. Тем более что задумка «Молодого Папы» была предельно необычной и невероятно интригующей. Могу сказать, что мне польстил тот факт, что выбор Паоло на главную роль пал именно на меня. Разумеется, я согласился, хотя волнение присутствовало: смогу ли, не подведу ли всю съемочную группу? Кажется, режиссер был больше уверен во мне, чем я сам. А еще в значительной мере поддержала моя партнерша Дайан Китон. Она сказала, что будучи комедийной актрисой, с азартом взялась за свою роль. А что же мешает мне, не сильно меняя амплуа? Впрочем, я не совсем согласен с тем, что она мастер только комедии, это не так: чтобы быть музой Вуди Аллена, необходимо обладать всей актерской палитрой. Но ее слова повлияли на мое восприятие предстоящей работы. И я ожидаемо получил истинное наслаждение от сотрудничества с Дайан.


- В «Молодости» Соррентино играет Майкл Кейн, несколько ролей которого на экране вы повторили. Не хотели бы через какое-то время сыграть и эту?

- Трудно сказать, как всё сложится. Возможно, «Молодость» никто не будет пытаться повторить. Относительно «Алфи» (в российском прокате «Красавчик Алфи» - Д.В.), могу сказать: это была знаковая роль для Кейна, своего рода потрет определенной части поколения 1960-х, и в наше время эта тема оказалась не так актуальна, хотя действие, разумеется, перенесено. Просто сейчас циников намного больше, чем было тогда. Что касается «Сыщика», это известная пьеса, и ее очередная экранизация спустя несколько десятилетий ничего, в сущности, не добавило в ее содержание. Это лишь очередное прочтение. Так что моя «реинкарнация» роли Кейна здесь весьма условна. Хотя сравнение с этим блестящим артистом мне, конечно, льстит.


- На экране вам удалось воплотить русские характеры: в фильме «Враг у ворот» вы сыграли легендарного советского снайпера, героя Сталинградской битвы Василия Зайцева, в «Анне Карениной» - супруга главной героини. Трудно было постигать таинства русской души?

- Помню, при работе над «Врагом у ворот» меня несколько разочаровало то, что снимать мы будем не в России: всё-таки окружающая обстановка помогает проникнуться необходимой атмосферой. Что касается экранизации Льва Толстого, могу сказать: обманутые мужья в разных странах не сильно отличаются друг от друга, поэтому особых проблем у меня не возникало.


- Недавно вы сыграли другого классического персонажа – уже из детской литературы. В фильме «Фантастические твари: Преступления Грин-де-Вальда» вам была предложена роль Альбуса Дамблдора. Вы приняли предложение без колебаний?

- Фильмы и книги про Гарри Поттера очень любят мои дети, а раз они – значит, и я, их отец, с интересом отношусь к персонажам этой «империи». Приобщиться к ней, я думаю, любопытно каждому актеру, который стремится обогатить и разнообразить свое творчество. Я не исключение. Кроме того, мне удалось побеседовать с автором книг Джоан Роулинг, которая рассказала много ценного о Дамблдоре. Того, что не всегда постигнешь во время чтения. После такой подготовки мне еще сильнее захотелось его сыграть, и работа эта стала для меня чрезвычайно важной.


- Не удивило ли вас то, что сериал «Молодой Папа» был продолжен?

- Разумеется, я полюбил своего героя, и мне хотелось снова оказаться в его образе. После окончания «Молодого Папы», по мнению Соррентино, осталась какая-то недосказанность, ему захотелось внести в содержание дополнительные сюжетные линии. Но, на лично мой взгляд, всё-таки определенный риск оставался: как примут зрители «Нового Папу», не наступит ли разочарование от проекта? Я поделился своими сомнениями с Паоло. Тот посмотрел на меня так, как может только он, и сказал: «Джуд, перестань волноваться. Если ты будешь играть так, как это делал в первый раз, всё у нас получится». Эти слова мгновенно придали мне уверенности: раз Соррентино так считает, он знает, о чем говорит.


Редакция выражает благодарность компании «Уолт Дисней Компани СНГ» за помощь в создании данного материала.



» » Джуд Лоу — вечно молодой Папа


Новости партнеров


Загрузка...

Читайте также


Что пишут в @блогах


Трудовое рабство

Эту историю мне рассказал молодой человек, недавно закончивший ВУЗ по...

Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии