Московский митинг 27 июля: случилась ли революция?


В Москве 27 июля прошел митинг за допуск независимых кандидатов до выборов в Мосгордуму. Акция не была согласована с городскими властями. Сотрудники МВД и Росгвардии иногда действовали с применением силы. По данным ОВД-Инфо, в этот день задержали не менее 1373 человек. Как минимум 265 протестующих провели две ночи в отделах полиции. Среди арестованных — кандидаты в депутаты Мосгордумы Илья Яшин, Иван Жданов, Константин Янкаускас, Александр Соловьев, политик Владимир Милов. 29 июля прошли первые суды по арестным статьям. 79 человек были приговорены к штрафам на общую сумму 1 миллион 339 тысяч рублей. Одно дело было прекращено.Блогеры и участники событий подводят итоги, делают выводы о случившемся и прогнозы на ближайшее будущее.


Александр Архангельский, телеведущий, писатель, литературовед


«"Я был бы на Сенатской: там были мои друзья". Тверская – слава Богу, не Сенатская, но если бы я был в Москве, несомненно пошел бы, независимо от того, за кого собирался голосовать. Перейдена не только политическая черта, не только юридическая, но человеческая, а она для меня важнее. Но не все эмигранты выражали энтузиазм в отношении предстоящих протестов. Некоторые призывали людей никуда не ходить». 


Сергей Марков, политолог


«Хроники российского Майдана. <…> Глубоко убежден, что бороться с цветными революциями необходимо не разгоняя дубинками полиции, а проводя политику в интересах большинства. Чтобы выигрывать на местных выборах, нужно не манипулировать регистрацией кандидатов, а назначать популярных губернаторов и мэров. А не тех, кто в коррупционных альянсах с застройщиками, которых граждане ненавидят за точечную застройку».


Анастасия Миронова, журналист


«<…> Я многие годы пишу: каждый силовой режим переходит черту, за которой оказание ему сопротивления настолько опасно, что ждать его от граждан бесчестно. Сопротивляться нужно было до. И стыдиться сегодня должны те, кто не сопротивлялся, пока это не было опасно для свободы и жизни. Или было опасно не очень. Вы, кто не сопротивлялся в течение всех 2000-х, виноваты в том, что происходит сегодня в стране. И это из-за вас, вовремя ничего не понявших, мы сейчас обречены безучастно наблюдать за тем, что именно они - ОНИ - выбирают для нас прямо в эти минуты».


Кирилл Рогов, политолог, журналист


«Во-первых, мы видели пример того, что получается, когда отдан дурацкий приказ. Путин (предположительно) сказал: самым жестким образом, но без перегибов. И что? Приказ выполнили по числу задержанных. Но в целом, эффект обратный. В отличие от Болотной, психологически победили сегодня митингующие. Несмотря на всю свою мощь, выставленная против них армия выглядела неповоротливой, злой и неэффективной.


Второе. Больше нет запрещённых митингов. Стало ясно, что если мобилизация высока и людей много, то в территорию митинга превращается вся окружающая территория города. И это даже эффектнее.

 

Третье. Ключевой и самый большой сегмент митингующих, это люди от 20 до 40 лет. И их настрой, решительность и манера действий отличаются от того, что было раньше. И они настроены довольно твёрдо. Неожиданно твёрдо.


Четвёртое. Не знаю 10 тысяч, как я оценил то, что видел, или 15 тысяч, как пишут некоторые. Скорее второе или третье, потому что больше тысячи задержанных. А это не был каждый 10й далеко. Но важнее другое. Среди основных возрастных контингентов участников (20-40) сейчас в городе находится примерно половина (лето). Это интересно. Из этого вытекает пятое.


Пятое. Что будет, если представить случившееся, но удвоить или утроить число участников. Будут два последствия: люди начнут оказывать сопротивление ОМОНУ и перекрывать улицы. ОМОН озвереет (потому что его натаскивают на это), будут тяжелые травмы, случайные жертвы и колоссальный информационный эффект. Эта эскалация приведёт к дальнейшей институциональной деградации режима: все запрещаем, всех давим, все решения в любых сферах чисто политические и охранительные».


Денис Драгунский, писатель, политолог


«Революции в России не будет. Сколько бы ни пророчествовала оппозиция «они доиграются!» - власть может играть дальше, не опасаясь русского бунта, народного гнева и т.п. Тому есть четыре причины. Четыре стабилизатора.


1. Приусадебные участки, знаменитые шесть (и более) соток, с которых кормится весьма значительная часть народа в малых городах и селах.


2. «Серая» и «черная» занятость повсюду.


3. Значительное количество всевозможнейшей – от дорогих врачей до уборщиц – прислуги при богатых в больших городах. Большая часть этих работников относится к «серой» или «черной» занятости.


Таким образом, голод, который выталкивает людей на улицы, России не грозит. Обратите внимание – цены растут, народ спокоен. Значит, народу есть что поесть.


4. Демографический стабилизатор. Сравнительно низкая рождаемость в сочетании с высокой смертностью снимают то роковое давление безработных на рынок труда, которое (на самом деле только оно одно!) может привести к революции. А те, у кого нет работы – в малых городах сажают картошку, а в больших – таксуют на сверхдешевых ржавых «жигулях». 


Сказанное не означает, что нынешний режим в принципе вечен. Он может слегка измениться в результате верхушечных перестановок. Но тут речь пойдет, скорее, о перемене лиц, а не режима. Радикальная смена режима возможна лишь в результате военной (внешнеполитической) катастрофы»



Общество


Московский митинг 27 июля: случилась ли революция?

Лого NewsRussia.Today


В Москве 27 июля прошел митинг за допуск независимых кандидатов до выборов в Мосгордуму. Акция не была согласована с городскими властями. Сотрудники МВД и Росгвардии иногда действовали с применением силы. По данным ОВД-Инфо, в этот день задержали не менее 1373 человек. Как минимум 265 протестующих провели две ночи в отделах полиции. Среди арестованных — кандидаты в депутаты Мосгордумы Илья Яшин, Иван Жданов, Константин Янкаускас, Александр Соловьев, политик Владимир Милов. 29 июля прошли первые суды по арестным статьям. 79 человек были приговорены к штрафам на общую сумму 1 миллион 339 тысяч рублей. Одно дело было прекращено.Блогеры и участники событий подводят итоги, делают выводы о случившемся и прогнозы на ближайшее будущее.


Александр Архангельский, телеведущий, писатель, литературовед


«"Я был бы на Сенатской: там были мои друзья". Тверская – слава Богу, не Сенатская, но если бы я был в Москве, несомненно пошел бы, независимо от того, за кого собирался голосовать. Перейдена не только политическая черта, не только юридическая, но человеческая, а она для меня важнее. Но не все эмигранты выражали энтузиазм в отношении предстоящих протестов. Некоторые призывали людей никуда не ходить». 


Сергей Марков, политолог


«Хроники российского Майдана. <…> Глубоко убежден, что бороться с цветными революциями необходимо не разгоняя дубинками полиции, а проводя политику в интересах большинства. Чтобы выигрывать на местных выборах, нужно не манипулировать регистрацией кандидатов, а назначать популярных губернаторов и мэров. А не тех, кто в коррупционных альянсах с застройщиками, которых граждане ненавидят за точечную застройку».


Анастасия Миронова, журналист


«<…> Я многие годы пишу: каждый силовой режим переходит черту, за которой оказание ему сопротивления настолько опасно, что ждать его от граждан бесчестно. Сопротивляться нужно было до. И стыдиться сегодня должны те, кто не сопротивлялся, пока это не было опасно для свободы и жизни. Или было опасно не очень. Вы, кто не сопротивлялся в течение всех 2000-х, виноваты в том, что происходит сегодня в стране. И это из-за вас, вовремя ничего не понявших, мы сейчас обречены безучастно наблюдать за тем, что именно они - ОНИ - выбирают для нас прямо в эти минуты».


Кирилл Рогов, политолог, журналист


«Во-первых, мы видели пример того, что получается, когда отдан дурацкий приказ. Путин (предположительно) сказал: самым жестким образом, но без перегибов. И что? Приказ выполнили по числу задержанных. Но в целом, эффект обратный. В отличие от Болотной, психологически победили сегодня митингующие. Несмотря на всю свою мощь, выставленная против них армия выглядела неповоротливой, злой и неэффективной.


Второе. Больше нет запрещённых митингов. Стало ясно, что если мобилизация высока и людей много, то в территорию митинга превращается вся окружающая территория города. И это даже эффектнее.

 

Третье. Ключевой и самый большой сегмент митингующих, это люди от 20 до 40 лет. И их настрой, решительность и манера действий отличаются от того, что было раньше. И они настроены довольно твёрдо. Неожиданно твёрдо.


Четвёртое. Не знаю 10 тысяч, как я оценил то, что видел, или 15 тысяч, как пишут некоторые. Скорее второе или третье, потому что больше тысячи задержанных. А это не был каждый 10й далеко. Но важнее другое. Среди основных возрастных контингентов участников (20-40) сейчас в городе находится примерно половина (лето). Это интересно. Из этого вытекает пятое.


Пятое. Что будет, если представить случившееся, но удвоить или утроить число участников. Будут два последствия: люди начнут оказывать сопротивление ОМОНУ и перекрывать улицы. ОМОН озвереет (потому что его натаскивают на это), будут тяжелые травмы, случайные жертвы и колоссальный информационный эффект. Эта эскалация приведёт к дальнейшей институциональной деградации режима: все запрещаем, всех давим, все решения в любых сферах чисто политические и охранительные».


Денис Драгунский, писатель, политолог


«Революции в России не будет. Сколько бы ни пророчествовала оппозиция «они доиграются!» - власть может играть дальше, не опасаясь русского бунта, народного гнева и т.п. Тому есть четыре причины. Четыре стабилизатора.


1. Приусадебные участки, знаменитые шесть (и более) соток, с которых кормится весьма значительная часть народа в малых городах и селах.


2. «Серая» и «черная» занятость повсюду.


3. Значительное количество всевозможнейшей – от дорогих врачей до уборщиц – прислуги при богатых в больших городах. Большая часть этих работников относится к «серой» или «черной» занятости.


Таким образом, голод, который выталкивает людей на улицы, России не грозит. Обратите внимание – цены растут, народ спокоен. Значит, народу есть что поесть.


4. Демографический стабилизатор. Сравнительно низкая рождаемость в сочетании с высокой смертностью снимают то роковое давление безработных на рынок труда, которое (на самом деле только оно одно!) может привести к революции. А те, у кого нет работы – в малых городах сажают картошку, а в больших – таксуют на сверхдешевых ржавых «жигулях». 


Сказанное не означает, что нынешний режим в принципе вечен. Он может слегка измениться в результате верхушечных перестановок. Но тут речь пойдет, скорее, о перемене лиц, а не режима. Радикальная смена режима возможна лишь в результате военной (внешнеполитической) катастрофы»





» » Московский митинг 27 июля: случилась ли революция?


Новости партнеров


Загрузка...

Читайте также


Что пишут в @блогах


Новости из соцсетей


Новость дня

Наши проекты

Наш видеоканал

Курсы валют

Последние новости

Новости партнеров

Загрузка...


Последние комментарии